Как Урал Рахимов либеральные души травил

Август 25, 2014

2113747544567Выражение «Жена Цезаря вне подозрений» возникло в Древнем Риме. На религиозный женский праздник, организованный женой Гая Юлия Цезаря, проник переодетый в женскую одежду мужчина. Извращенца вычислили, начался скандал. В случившемся обвинили жену Цезаря. Недолго думая, супруг с ней развелся и изрек крылатую фразу — «Жена Цезаря вне подозрений».

Как не жаль, но Башкирия – не Древний Рим, Урал Рахимов — не жена Цезаря, а его отец — не Гай Юлий, который отрекся от своей половины при первых признаках жареного запаха. Несколько дней назад Следственный Комитет России допросил председателя совета благотворительного фонда «Урал» Муртазу Рахимова по уголовному делу сына Урала, которого заочно обвинили в присвоении денежных средств и легализации криминальных доходов при продаже акций «Башнефти» АФК «Система» за $2,5 млрд. Вопреки римским обычаям Муртаза Рахимов отвечал на вопросы как миленький.

Этот печальный факт – безусловный позор на седую голову первого башкирского президента. Но, похоже, сам допрошенный пребывает в непонятном восторге от пристального внимания к своей персоне и делишкам его сына, и больше занят самолюбованием по поводу умения держать удар.

«Допрос длился несколько часов, и Муртаза Рахимов не только «рассказал обо всех известных ему обстоятельствах приватизации и продажи предприятий, но и дал свою оценку этим событиям», — скупо отчиталась о рандеву отставного башкирского президента со следователем местная пресса.

Что за чепуху несли провинившиеся? Следователь – не представитель отряда красных следопытов, который пришел к заслуженному ветерану послушать про его боевые заслуги. А, со слов окружающих Рахимова людей, картина именно такая. Будто бы он на посту первого президента сеял разумное, доброе, вечное, и в награду за трудовые мозоли на этом поприще теперь к нему ходит следователь. Ему всего и забот-то, что послушать избранные главы из эпоса про приватизацию и продажу предприятий от бывшего первого башкирского лица. У Муртазы Рахимова на этот случай даже подходящие «оценки обстоятельств» совершенных сделок припасены.

Ох, уж эта нездоровая страсть бывших начальников ходить, задрав нос, и строить из себя праведников! Так называемые «оценки» первого башкирского президента не стоят и выеденного яйца. Заранее известно, что он думает и скажет по поводу приватизации БашТЭКа – все было «законно, никаких серьезных нарушений». Собственно этой точки зрения он и придерживался на допросе.

С каких пор вообще выводы – дело свидетеля, оказавшегося в щекотливом положении, потому что обвиняемый — его собственный сын?  И за кого Муртаза Рахимов держит следователя, что отказывает ему в праве самостоятельно давать оценки и делает это за него с наивностью юноши, явившегося из провинции покорять столицу?  За ничтожную личность, с которой достаточно  и личного общения с его светлостью?

Ну вот, а кое-кто распевал, про отсутствие «прока в этих скучных стариканах» и про злодейку-судьбу, которая «ласкает молодых и рьяных». Неправда ваша. Не зря самой природой старикам предопределено рассказывать сказки внукам. Плохо, когда вместо детей они терзают неуклюжими фантастическими рассказами людей посторонних, рассчитывая обвести их вокруг пальца, как несмышленышей, которых судьба на старости лет им так и не послала.

К несчастью, г-н Рахимов-старший не одинок в своих ошибочных воззрениях на современный род людской. Неприятности в его собственной семье стали проверкой на вшивость для публики, которую хлебом не корми, но дай сунуть нос в грязное белье.

Башкирская фамильная сага, где  действующими лицами отец и сын, раздразнила тягу к морализаторству у либералов и правозащитников. Любимица Европарламента и Совета национальной безопасности США Людмила Алексеева, наверное, и рада бы в свои 87 уйти на покой и перестать вставлять палки в колеса российскому государству, существование которого для нее, похоже, личное оскорбление, да что-то ей мешает.

Неутомимый боец с путинской, андроповской, брежневской и прочими «тираниями» вбила себе в голову, что бывший сенатор от Башкирии Игоря Изместьев не виноват и решила воспользоваться семейно-финансовым кризисом Рахимовых по-своему.

«Я не экономист, мне во всём этом деле интересна судьба бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева, — сообщила Людмила Алексеева, известный российский общественный деятель. – Но понимаю, что приватизацию ТЭК республики провели нечестно. Надеюсь, что следствие разберётся и в юридической стороне дела, выяснит, кто стоял за преступлениями, в которых обвинили Изместьева и пересмотрит несправедливый приговор в отношении него».

28 декабря 2012 года Мосгорсуд назначил Изместьеву наказание в виде пожизненного лишения свободы, признав виновным в убийствах и терроризме. Бывшего рахимовского сенатора, а также участников «кингисеппской» ОПГ обвиняли в организации в 1994 -2004 годах убийств московского нотариуса Галины Перепелкиной, директора по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова, главного бухгалтера «Башнефтехимторга» Валерия Сперанского, сотрудника фирмы «Ронекс» Олега Булатова и председателя правления фирмы «ВМС-Октан» Василия Хитаришвили. Кроме того, им инкриминировалась организация нескольких покушений. Подрыв джипа с охранниками Урала Рахимова в Уфе, в результате которого погибли два человека, следствие квалифицировало как теракт.

Хотелось бы понять, чего добивается аксакалша правозащитного движения? Почему бы ей  не встретиться с родственниками погибших от рук преступников, не потолковать с ними о намерениях восстановить справедливость в отношении Изместьева и не представить совместную с ними точку зрения? Какие у г-жи Алексеевой разумные аргументы в защиту бывшего сенатора, кроме слепой веры в свою правоту? Ведь семь оборванных жизней не из американского фильма ужасов, а из конкретного башкирского вчера. И они куда как реальнее капризов старухи, переевшей собачатины (а может, белены) на противоборстве с государством. Объективность же этой борьбы весьма сомнительна, а подоплека вполне конкретна – очернить власть, представив ее машиной по подавлению инакомыслящих и невиновных. Не за это ли г-же  Алексеевой такой громкий почет и слава от зарубежных фондов, союзов, советов и прочих «партнеров» из-за рубежа?

Ликуют по поводу дела Урала Рахимова и «городские сумасшедшие». Они переживают вторую весну. Ход мысли у них чуть послаженнее, чем у Шарикова. Свои простые ответы на самые сложные вопросы они готовы извлекать из своих карманов всегда, а тем более, когда их никто об этом не просит. Они могут часами с упоением рассказывать про то, что в российском бюджете нет денег; что коварные Хамитов и Путин давят на Рахимова через сына, чтобы переложить деньги Фонда в свои карманы; что ареста и экстрадиции Урала не будет, потому что беспринципная власть «своих не трогает», а только стрижет и доит, вот и в этот раз «выпотрошат» и отпустят. Подобной умствующей дрянью под завязку забита  так называемая «читательская почта» и форумы либеральной блогосферы. Помочь несчастным авторам досужих домыслов могла бы психиатрическая медицина, но ненависть к стране, в которой им живется неуютно, они предпочитают не лечить в клиниках, а баюкать на страницах «живых журналов», расшатывая и без того свое хрупкое душевное здоровье.

Андрей БОЛЬШОВ.

Комментарии закрыты.