Кабы я пошел в эксперты…

Март 17, 2014

44488Во всяком политическом процессе должны быть не только те, кто его вершит, принимают важные решения, но и те, кто объясняют всем остальным, почему так, а не эдак. Они с умным видом дают комментарии, пишут статьи, выступают на телевидении, словом, обеспечивают аналитическое сопровождение политического процесса. Однако у нас в республике экспертов-политологов как не было, так и нет. При Рахимове все понятно было: СМИ контролировались «избушкой», а те, кто осмеливался говорить что-то против, быстро попадали под каток репрессий. Поэтому таких оппозиционных изданий, как «Отечество», практически не было. Оппозиция активизировалась на выборах 2003 г., но после их бесславного завершения быстро потухла и вернулась в подполье.

А сейчас, когда пришел Хамитов, вроде блогерам, экспертам и аналитикам никто не мешает высказываться, а они по-прежнему двух слов связать не могут. Видать, плотно в головах наших светил от политологии отложились шаблоны рахимовской политики.
Казалось бы, условия для роста политологов у нас вроде есть. БГУ готовит дипломированных политологов уже лет десять, аналогичная специальность появилась в БАГСУ. Политическим пиаром занимаются в УГНТУ. В диссовете БГУ за годы его существования защищено свыше 120 диссертаций. Зачем республике с населением в 4 млн столько докторов и кандидатов политических наук? Вопрос отнюдь не риторический. А ответ простой: нравится чиновникам и прочим толстосумам себя умными ощущать, вот и покупают они диссертации. Цена на этот «товар» нынче не малая – 600 тысяч за кандидатскую, а докторская от миллиона с большим хвостом.
Вот и занимаются все, кто хоть что-то в политологии понимают, написанием этих диссертаций. Оно и понятно, на зарплату 15-20 тысяч кормить семью очень сложно. А вот аналитики качественной у нас по-прежнему нет. Комплектуется пул экспертов по принципу «тот, кто в других местах не пригодился, здесь сгодился». В основном это преподаватели и неудачные политики.
Таков, например, Азамат Галин. В свое время занимал серьезные посты в правительстве и администрации президента, а как стал не нужным, озлобился на власть, вот и дает всякие комментарии. Тон их, критический, ироничный, алармистский, а позитивным он не бывает никогда. Такая односторонняя позиция выдает в нем не аналитика, а несостоявшегося игрока большой политики, дорога к которой ему уже заказана.
Другой эксперт также завершил свой короткий роман с властью, а теперь находится во власти благотворительности. Владимир Савичев, верный оруженосец ректора БАГСУ С. Лаврентьева, сейчас возглавляет пресс-службу в фонде «Урал». Окопались эти двое удачно. Все БАГСУ содержится за счет бюджета республики, а работает на них. Сам же Савичев давно уже перерос стадию писателя диссертаций и занимается пиаром фонда, а также комментирует в скептически-критическом ключе все, что делает Хамитов. Амбиций и самомнения от такой работы у доцента Савичева стало выше, чем у академика с мировым именем, а вот объективным экспертом его по-прежнему считать нельзя. Все просто, он также как и Галин, мотивирован обидой на власть. После смены руководства республики Савичеву не нашлось места в администрации президента, вот и пошел он в пресс-секретари фонда «Урал».
Владимир Леонидович, искренне верит, что при Рахимове было лучше, чем сейчас, и всех остальных пытается в этом убедить. Положение, как говорится, обязывает. Получается не убедительно, но Рахимову нравится и ладно.
Савичев говорит, что раньше была идея суверенитета, а сейчас ничего нет. Разве кандидату политических наук Савичеву неизвестно, что суверенитет – это «зависимость государства во внешних и верховенство во внутренних делах». О каком государстве он ведет речь? Российская Федерация, слава Богу, суверенна, а Башкирия – субъект федерации. А то, что Рахимов хотел больше власти, чем Хамитов, – это правда, тут с Савичевым не поспоришь. Только хотел он ее для того, чтобы вот сейчас его сынок Урал купался в деньгах в Австрии, сам Муртаза Губайдуллович не знал, куда сотни миллиардов девать, а вся Уфа была пропитана диоксидами и фенолом.
Другая фигура так же отдает плутовством – Станислав Шкель. Этот во власть не лез, а всю жизнь сидел тихо и выполнял, как говорят коллеги, все те же заказы. Однако «лафа» закончилась. В связи с реформами Минобрнауки, диссоветы все позакрывались, да поприостанавливались. Вот и ринулся отвыкший жить на зарплату доцента Шкель в эксперты. Комментировать он пытается объективно, говорит умные и красивые слова, но беда в том, что он крайне обидчив и увлекается самолюбованием. Со своими комментариями Шкель хочет обратить на себя внимание хоть кого-нибудь, чтобы войти в стройные ряды либо фонда «Урал», либо Мухамедьярова, либо кого-то еще. Каналы «взаимодействия» с этими и другими силами у Шкеля есть, данные соцопросов, полученных в структурах Академии наук (финансируемой опять-таки из республиканского бюджета) он, вместе с Р. Валиахметовым «сливает» регулярно.

Следующий на очереди – идеолог национализма по имени Азат Бердин. Этот комментирует редко, в основном занимается продвижением башкирского национализма под вывеской идей консерватизма и почвенничества. Парень сам по себе образованный, но тенденциозный и также обидчивый. Особенно ему не нравится, когда его фамилию коверкают. Всю сложносоставную палитру политики Азат воспринимает под соусом «ущемления прав титульного этноса», что, несомненно, сужает экспертный потенциал Бердина.
Есть на нашей экспертной ниве еще и Сергей Орлов. Это грамотный и вобщем-то, порядочный политолог, старается быть объективным и беспристраным. Орлов справедливо считает, что чем больше людей будет обсуждать политику, тем лучше для нее самой. У Орлова одна беда – он слишком «оппозиционный» – при чем по отношению ко всем: к Рахимову, Хамитову, Путину и т.д. Кто бы не пришел, Орлов найдет изъян и будет его критиковать. Впрочем, такие люди в экспертном сообществе нужны, они как раз поддерживают потенциал социальной критики, которой нашему политическому процессу так не хватает.
Вот, пожалуй, и все основные. Еще есть люди, эпизодически примеряющие на себя роль экспертов и аналитиков. К таковым можно отнести Э. Гареева (УГНТУ), Н. Евдокимова (БАГСУ), В. Брыкина (ОО «Русь»), Д. Михайличенко (БГПУ), Т. Саблина (Центр изучения общественного мнения «Симэкс»). Но все они заняты другой работой и в эксперты не записывались, а те, что затесались в этом ряду, комментируют однобоко и тенденциозно, вот и остается эта ниша не занятой, а политический процесс от этого так и остается глубоко провинциальным.

Метки:

Комментарии закрыты.