Вопрос номинальный?

Сентябрь 22, 2014

998590Двадцать три года – сравнительно не большой срок для процессов государственного строительства. В постсоветской России он явно не завершен. В частности, это касается выстраивания отношений федеральной власти и регионов.  Еще в 2010 году в ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» внесли некоторые изменения. Наименование должности главы субъекта РФ не может содержать слов и словосочетаний, составляющих наименование должности главы государства – президента Российской Федерации.

На сегодняшний день, этот параметр не соблюдается только в трех субъектах Российской Федерации – Башкортостане, Ингушетии и Татарстане (хотя в 2001 г. их было 13). Времени для приведения этого параметра в соответствии с федеральным законодательством остается не так много – до января 2015 г.

Помимо стремления федерального центра придать процессу государственного строительства завершенный вид, необходимость переименования должностей руководителей субъектов обусловлена еще и ментальными факторами. Президент страны олицетворяет государство.  В восприятия большинства россиян институт президентства  носит персонализированный характер и представляет собой воплощение идеи «отцовства». Особенно отчетливо это проявляется в условиях обострившегося украинского кризиса, когда за В. Путиным закрепилась роль лидера нации.

Также как у ребенка не может быть двух или трех отцов, державники заявляют, что и в России не должно быть два или три президента. Насколько мне известно, институт президента существует в  140 государствах мира, однако нигде нет двух или трех президентов.

В то же время федеральный центр не может вмешиваться в этот процесс: решение о переименовании руководителей Башкирии и Татарии должно идти из регионов. В Татарии некоторые представители общественности высказываются против этого решения, однако окончательно итог не подведен. А Муртаза Рахимов  уже покритиковал нынешние власти Башкирии. Придя на выборы 14 сентября 2014 г. Рахимов высказался в том духе, что надо было бы оставить название «президент».

Характерно, что призыв М. Рахимова остался практически незамеченным общественностью.  Последние высказывания Рахимова свидетельствуют, что он, пользуясь советами дурных политтехнологов, пытается «покататься» на скользких темах общественно-политической жизни республики. И хотя получается у него это не очень, можно смело утверждать, что М. Рахимову похоже пришлась по вкусу роль «говорящей головы».

Что же касается должности главы республики, то, судя по реакции общественности, это вопрос номинальный, политизировать который никто не хочет. Наверное, это к лучшему: в том же Татарстане индекс социально-политической стабильности ниже, чем в Башкирии, а значит выше и риски обострения социальных конфликтов.

Ильдар Габдракипов

Комментарии закрыты.