Конфискация «Башнефти» позволит оспорить другие сделки в ТЭКе

Октябрь 13, 2014

A working oil pump is seen through fencing in NiederlauterbachГенпрокуратура требует конфисковать акции «Башнефти» у «Системы», потому что, по ее мнению, топливно-энергетические активы компании незаконно достались Башкирии в начале 1990-х. Если суд согласится с доводами прокуроров, можно будет оспорить многие сделки по приватизации региональных предприятий ТЭКа

  Не так передали

 РБК удалось ознакомиться с иском Генпрокуратуры к «Системе» и ее «дочке» «Система-Инвест» об изъятии акций «Башнефти» в федеральную собственность.

Генпрокуратура требует изъятия в федеральную собственность почти 82% акций «Башнефти», принадлежащих сейчас АФК «Система» и ее «дочке» «Система-Инвест». Автор иска – первый заместитель генпрокурора Александр Буксман – отсылает к 1991 году, когда был принят закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» (3 июля 1991 года), и постановлению Верховного совета РФ от 27 декабря 1991 года «О разграничении государственной собственности в РФ…», согласно которому предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК) относятся исключительно к федеральной собственности.

В 1993 году Конституционный суд уточнил это постановление, указав, что вопросы разграничения государственной собственности отнесены к совместному ведению федеральных и региональных властей. «При выработке решений по этим вопросам необходимо выявление мнений и согласование позиций всех заинтересованных сторон. Однако позиция Российской Федерации при приватизации предприятий ТЭКа органами власти Республики Башкортостан не запрашивалась и не учитывалась», – отмечается в исковом заявлении Генпрокуратуры.

Когда федеральное правительство приватизировало предприятия ТЭКа, башкирские активы в список приватизируемых предприятий не включались. Госкомимущество России (сейчас – Росимущество) решений о приватизации башкирских предприятий не принимало. «Таким образом, оспариваемое государственное имущество выбыло из владения Российской Федерации помимо ее воли», – говорится в иске. В этом случае, основываясь на ст. 302 ГК РФ, собственник, то есть федеральные власти, вправе потребовать возврата своего имущества. «При ничтожности действий по отнесению государственных предприятий ТЭКа в Республике Башкортостан к республиканской собственности и их приватизации все дальнейшие сделки, связанные с распоряжением их акциями, также ничтожны. Права собственника имущества в данном случае в соответствии с выше приведенными положениями закона подлежат защите путем заявления виндикационного иска», – отмечается в документе.

В иске расписано, что помимо «Башнефти» и переданных ей позже нескольких нефтеперерабатывающих заводов (Уфимский НПЗ, Ново-Уфимский НПЗ, «Уфанефтехим», «Уфаоргсинтез») в собственности республики оказались «Башкирнефтепродукт», «Нефтехимремстрой», «Башкирэнерго», «Урало-Сибирские магистральные нефтепроводы им. Д. А. Черняева» и «Уралтранснефтепродукт».

Таким образом, Генпрокуратура оспаривает в первую очередь первоначальные действия Башкирии по переводу прав на предприятия башкирского ТЭКа из федеральной собственности на республиканский уровень, отмечает адвокат Московской городской коллегии адвокатов Алексей Мельников, ознакомившийся с иском. Это может повлиять на все приватизационные сделки, в том числе связанные с переходом из федеральной собственности в региональную.

В случае удовлетворения иска Генпрокуратуры федеральные власти могут потребовать возврата в госсобственность акций «Татнефти», которая контролируется Татарстаном, указывает партнер Greenwich Capital Лев Сныков. В России не действует прецедентное право, и возврат «Татнефти» в федеральную собственность невозможен, уверяет близкий к компании источник РБК. В 1994 году был подписан договор между Татарстаном и Россией о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий.

Из федеральной собственности также были выделены «Башкирэнерго» (в 2012 году «Система» продала эту компанию «Интер РАО») и «Татэнерго» (в собственности Татарстана), указывает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

В своем иске Буксман требует вернуть в госсобственность только те акции «Башнефти», которые принадлежат «Системе» и «Система-Инвест». Если бы Генпрокуратура действовала последовательно, то должна была требовать передачи в собственность России всех акции – принадлежащих не только АФК, но и миноритариям, говорит Мельников. Но пока по ходатайству Буксмана арбитражный суд запретил ОАО «Реестр» (регистратору «Башнефти») проводить любые сделки с акциями нефтяной компании.

Генпрокуратура не оспаривает продажу «Системе» контрольного пакета «Башнефти» в 2009 году, а лишь констатирует, что компания Владимира Евтушенкова сейчас владеет активами, которые более 20 лет назад без ведома Российской Федерации выбыли из ее собственности.

В «Системе» отказались от комментариев. Но ранее представители компании заявляли, что АФК «Система» не участвовала в приватизации предприятий Башкирского ТЭКа и выступила добросовестным покупателем активов у третьей стороны.

 План Башкирии

 Президент Башкирии Рустэм Хамитов еще 26 сентября, когда стало известно об иске Генпрокуратуры, заявил, что полностью поддерживает планы ведомства по возврату имущественного комплекса предприятий башкирского ТЭКа в госсобственность. В пятницу, 10 октября, полпред Башкирии при президенте России и вице-премьер республиканского правительства Артур Шайнуров заявил, что местные власти рассчитывают обсудить судьбу «Башнефти» после завершения суда. «Надеемся только на то, что следственные органы, кто сейчас занимается разбором этой ситуации, разберутся в истинных событиях этого периода. Ну а беспристрастный суд примет правильное решение», – сообщил он (цитата по Интерфаксу).

«Ни у правительства республики, ни у общественных организаций Башкортостана нет заготовленного сценарного плана, поэтому могу сказать только одно: республика, безусловно, обеспокоена событиями и фактами, связанными с не очень обоснованным этапом приватизации, когда республика оказалась вне тех решений, когда активы «Башнефти» ушли во владение структурам, которые, к сожалению, никак не связаны с преимуществом Республики Башкортостан», – добавил полпред Татарстана при президенте. В пятницу представитель Хамитова не ответил на запрос РБК.

«Мы неоднократно подчеркивали: приватизация топливно-энергетического комплекса Республики Башкортостан была осуществлена в полном соответствии с действующим законодательством и договором о разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан», – говорится на сайте благотворительного фонда «Урал» (его совет возглавляет бывший президент Башкирии Муртаза Рахимов). 9–10 октября в рамках уголовного дела о хищении акций «Башнефти» на основании постановления Басманного суда был наложен арест на денежные средства «Урал-инвеста» – дочерней структуры фонда «Урал», которая в 2009 году продала «Системе» часть долей «Башнефти».

 Срок давности

 Максимальный срок исковой давности по подобным делам (оспаривание приватизации. – РБК) составляет десять лет (этот срок устанавливался в целях обеспечения стабильности гражданского оборота), поэтому Генпрокуратуре будет сложно обосновать, почему эта норма закона не должна применяться и почему она не подавала иск о взыскании акций «Башнефти» ранее, замечает Алексей Мельников. Тем более что большинство действий с предприятиями БашТЭКа шли публично и Счетная палата еще в 2003 году сообщала о нарушениях при их приватизации.

«В любом случае сроки давности уже давно вышли и оспорить это можно только в путинском суде. Любой другой более-менее нормальный суд, конечно же, иск Генпрокуратуры в этой части отклонит», – сказал РБК Альфред Кох (в 1993–1997 годах работал в Госкомимуществе). Если пересматривать итоги приватизации, то надо менять закон – например, вспомнить советский опыт, согласно которому на истребование имущества государством исковая давность не распространялась вообще, привел пример Мельников.

В рамках уголовного дела СК перспектива конфискации акций «Башнефти» остается, если будет доказано, что «Система» участвовала в схеме хищения этого имущества, уточнил адвокат.

 Позиция Следственного комитета

 Следственный комитет ведет свое дело в отношении «Башнефти». Акции нефтяной принадлежащие «Системе», были арестованы 15 июля по требованию Следственного комитета в рамках уголовного дела в отношении бывшего гендиректора «Башнефти» Урала Рахимова. Следствие подозревает его в растрате и легализации преступных доходов при продаже «Системе» предприятий башкирского ТЭКа в 2009 году. И предполагает, что в 2003 году он при помощи своего отца Муртазы Рахимова, тогдашнего президента Башкирии, похитил «Башнефть», а затем продал ее и ряд других предприятий «Системе» в 2009 году.

Потерпевшая сторона в этом деле – Башкирия, заявил 27 августа следователь Алексей Весельев в Мосгорсуде, где рассматривалась апелляция АФК на арест акций «Башнефти». Судья согласился с доводами, отметив, что Министерство земельных и имущественных отношений республики предъявило гражданский иск на 209 млрд руб.

Несмотря на то что СК считает потерпевшей стороной не федеральные, а башкирские власти, на заседании 9 октября в Арбитражном суде Москвы следователь попросил привлечь ведомство в качестве третьей стороны по иску Генпрокуратуры к «Системе» и потребовал взыскать с АФК не только акции «Башнефти», но и 190 млрд руб., полученных в качестве дивидендов по бумагам нефтяной компании в 2009–2013 годах (по данным «Системы», она получила только 152 млрд руб.). Генпрокуратура и суд выступили против.

Представитель СК не стал комментировать различия в позициях с Генпрокуратурой, а ее представитель не ответил на звонок РБК.

 Первая попытка вернуть «Башнефть»

 В конце 2006 года федеральные власти (в лице МИФНС № 1) уже подавали иск о возвращении акций «Башнефти» и нескольких других предприятий башкирского ТЭКа в федеральную собственность. Но тогда у истца были другие аргументы: налоговики указали, что в 2003 году предприятия перешли из собственности Башкирии во владение компании «Башкирский капитал», созданной Уралом Рахимовым. «Башкирский капитал» раздробил свои пакеты в предприятиях БашТЭКа на доли в 13–16,5% и передал их безвозмездно четырем благотворительным фондам. Каждый фонд учредил одноименные дочерние компании, в которые были переведены все акции. Налоговики указывали, что цель этой схемы – уход от налогов при совершении сделок по продаже активов. Сумма их претензий составила 42 млрд руб. с учетом штрафов. Чтобы компенсировать недополученные налоги, истец требовал обратить акции «Башнефти» в собственность государства.

В первой и второй инстанциях налоговики выиграли иски, но в феврале 2009 года они отказались от своих требований. Через месяц «Башнефть» и ряд других предприятий были проданы АФК «Система».

Тимофей Дзядко, Андрей Лемешко 

РБК

Фото: REUTERS

Комментарии закрыты.