Кто, как и зачем отжал башкирский ТЭК у государства

Октябрь 22, 2014

zYdj8ioF8Ftuf9fkНезаконные сделки с башкирским ТЭКом десятилетней давности по-прежнему в центре внимания федеральной прессы. С легкой руки журналистов, последовательных в негативной оценке рахимовского управления регионом на протяжении 20 лет, картина масштабного обворовывания республики обрастает деталями и подробностями. Многие журналистские коррективы и дополнения давно и хорошо известны — просто слегка подзабыты за  давностью лет.

Иосиф Гальперин всегда слыл выдержанным, объективным и квалифицированным экспертом по местным вопросам. Его статья месячной давности в издании  New Times – живой экскурс в сомнительное прошлое тех, кто безраздельно распоряжался республикой еще недавно. Этот материал под заголовком «Башнефть. История вопроса» охотно перепечатали с десяток интернет-ресурсов. Вот небольшой фрагмент этой публикации, освежающий память как нельзя лучше.

«Главным действующим лицом перемен стал Муртаза Рахимов. 34 года он проработал на одном заводе – Ново-Уфимском НПЗ, дорос до директора, а потом отправился во власть. Почти 20 лет он руководил Башкирией, стал первым президентом Республики Башкортостан, а перед этим – инициатором законодательных актов, утверждающих суверенитет республики над госсобственностью. Что даже в начале 90-х, когда на многое смотрели сквозь растопыренные пальцы, нарушало Конституцию России, указы Бориса Ельцина, законы, принимаемые парламентом, и нормы Росимущества. Список нарушений с пояснениями, составленный юристами, занимает несколько страниц.

Вот лишь одна цитата из бывшего работника Счетной палаты РФ Салавата Мигранова: «Характерна судьба указа № 1403. Им предусматривалось закрепление в федеральной собственности на три года и передача в управление «ЛУКойлу» госпакета в 38 % акций НУНПЗ, а в управление госкомпании «Роснефть» — 38% акций каждого из 28 башкирских предприятий (в том числе «Башнефти», УНПЗ, «Уфанефтехима» и «Башкирнефтепродукта»). Действие акта, однако, указом президиума ВС РБ от 04.12.1992 г. было приостановлено со ссылкой на грубо противоречащий Конституции РФ закон РБ «О действиях законов и иных актов законодательства РФ на территории РБ» и не «разморожено» до сих пор». (Кстати, вот так впервые на горизонте башкирского топливно-энергетического комплекса появилось грозное слово «Роснефть», чьей атакой объясняют нынешние неприятности «Башнефти»…)

А потом Муртаза Рахимов, тоже с нарушениями общероссийских законов, стал в несколько этапов производить приватизацию башкирского ТЭКа. На этих этапах он рассчитался с некоторыми своими старыми товарищами. Сменивший его на посту директора НПЗ Александр Воронин угодил в тюрьму, бывший глава «Башкирэнерго», а затем и премьер-министр Александр Копсов был спасен от подобной участи Анатолием Чубайсом, взявшим его в замы РАО ЕЭС. Но близкие Копсова все равно побывали в застенках…

Профессия – сын президента

К концу тысячелетия на авансцене башкирской «нефтянки» появляется тот, ради кого и делались все эти суверенные подвижки. Скромный консультант-экономист Урал Рахимов прибирает вожжи к рукам. Сын президента республики и его молодые образованные друзья, стремительно меняя юридические лица и передергивая формы собственности, опять свели почти весь башкирский топливно-энергетический комплекс к одному объединению. Оно то называлось ОАО «Башнефтехим», то ОАО «Башкирская топливная компания», наконец – «Башкирский капитал».

И на этих этапах отсеялись многие деятели. Погибли директор по производству Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салават Гайнанов, главбух «Башнефтехимторга» Валерий Сперанский, а также менеджер танкерной фирмы «Ронекс» Олег Булатов. Примечательно, что у гроба Сперанского плакал его личный друг — Урал Рахимов.

Зато другой друг – Игорь Изместьев – стал сенатором от Башкирии. А впоследствии он был лишен этого звания решением Совета Федерации и захвачен российскими спецслужбами в Бишкеке, обвинен в создании банды киллеров, на счету которой убийства вышеперечисленных бизнесменов и многое другое, и осужден к пожизненному заключению. На его показаниях уже после процесса сейчас строятся обвинения в адрес Урала Рахимова и Владимира Евтушенкова, а обвиняются они в незаконном присвоении акций БашТЭКа.

Следствие и обвинение могло начаться на десять лет раньше. Задолго до спецоперации в Бишкеке 2007 года и суда над «кингисеппской группировкой» киллеров, еще в 2003-м, аудитор Счетной палаты Вячеслав Игнатов дотошно разобрал все незаконные операции с акциями и передал толстое такое заключение в следственные органы и в Генпрокуратуру. Кроме махинаций с акциями он усмотрел ущерб государству и в «байконурской схеме»: с подачи Изместьева и его нефтетрейдинговой фирмы «Корус» многие продажи башкирских поставщиков стали совершаться через оформление сделок с казахстанскими офшорными фирмами, хотя на самом деле ни продукция, ни реальные средства в городок у космодрома не поступали. В печати, центральной и региональной, появились данные из доклада аудитора, вышло несколько интервью с ним.

Важные пояснения в картину раздербанивания многострадальной башкирской нефтянки внес и другой московский журналист, выходец из республики Марат Хайруллин, статья которого была размещена  на сайте «Новых ведомостей» два месяца назад.

«С 1993 по 2002 год власти республики сформировали два мощных нефтяных холдинга. – пишет  автор.  — Один из них, АНК «Башнефть», где были сконцентрированы нефтедобывающие активы области, а это примерно 15 миллионов тонн сырой нефти в год! И АО «Башнефтехим», где сконцентрированы нефтеперерабатывающие предприятия. Это, прежде всего, три нефтеперабатывающих завода суммарной мощностью переработки около 50 миллионов тонн нефти в год. Это вообще-то треть всей нефтепереработки страны на тот период. А также ряд предприятий нефтехимии, в частности флагман полимерной химии, «Уфаоргсинтез», выпускающий более 40 процентов российского фенола и почти треть полиэтилена и полипропилена!

Как только формирование обоих холдингов в середине 90-х было завершено, их возглавил сын Муртазы Рахимов – Урал. В разные годы он занимал либо посты председателя совета директоров холдингов и предприятий, либо даже являлся генеральным директором…

С 1994 года по 2000-й было проведено четыре непрозрачных аукциона по акциям БашТЭКа, в результате которых государство, по оценкам Счетной палаты, потеряло более 40 миллиардов рублей. Сумма для тех лет — просто чудовищная! Более того, в отчете Счетной палаты специально подчеркивалось, что никакой рыночной оценки по этим сделкам не проводилось. Поэтому, по мнению аудиторов, сумма этих сделок была, как минимум, в несколько раз занижена. Но и это лишь часть потерь, учитывая, что 40 процентов акций принадлежали государству, все эти годы оба холдинга подконтрольные Уралу Рахимову, обязаны были платить дивиденды — а это тоже очень существенные суммы!

Причем, мало того, что госпакеты акций были проданы частным компаниям без согласования с Москвой и по заниженной цене, так и затем эти частные компании учредили фонд «Башкирский капитал», председателем совета директоров которого стал тот же Урал Рахимов! Иными словами, это были полностью закольцованные сделки, (то есть фактически предприятия продавались самим себе)!..

Ходорковский отдыхает!

В 2004 году, опять же проверкой Счетной палаты было установлено, что компания «Башнефть» в 2002-2003 годах открыто манипулировала с нефтью, что не могло не сказаться и на налогах. Причем именно в этот период компанией руководил в качестве генерального директора сын президента республики Урал Рахимов…

«…Как показала проверка, в 2002 году Компания реализовала более 50 % добытой нефти предприятиям, (имеются в виду фирмы-посредники — здесь и далее прим.авт.) которые, в свою очередь, перерабатывали нефть на нефтеперерабатывающих заводах Республики Башкортостан, в том числе и на ОАО «Уфанефтехим» (предприятие, входящее в холдинг Башнефтехим, которым руководил председатель совета директоров Урал Рахимов). Компанией реализовано нефти по цене ниже себестоимости в объеме 2186,5 тыс. тонн. Учитывая, что в 2002 году средняя цена 1 т нефти Компании составила 2100 рублей, только от реализации углеводородного сырья ниже себестоимости недопоступило в бюджет налогов в размере 156,0 млн. рублей (расчетно).

Компания в результате отказа от переработки собственной нефти увеличила себестоимость получаемых нефтепродуктов почти в два раза, занизив при этом налогооблагаемую базу. В результате поступления в бюджет от Компании снизились на 80,0 млн. рублей (расчетно).»

…По самым скромным подсчетам, даже учитывая радикальное падение добычи, получается, что башкирская нефтянка за годы рахимовского суверенитета не доплатила в бюджет 15-20 миллиардов рублей! То есть Ходорковский отдыхает! Более того, в том же докладе «счетка» особо подчеркивает, что за годы, когда компанию контролировала семья Рахимовых, «Башнефть» более 60 процентов скважин оказалось заглушёнными и ожидали очереди на консервацию. Дебет действующих скважин упал до исторического минимума, при этом руководство компании вообще не вкладывалось ни в новые месторождения, ни в модернизацию производства. Объемы добычи с 15-20 миллионов тонн в год упали до 10 с небольшим…».

Сегодня российские СМИ, ориентированные на поддержку федеральной власти,  единодушны во мнении, что республиканский ТЭК был украден у государства, когда оно было слабым. Приватизация башкирской нефтянки замешана на сепаратизме и воровстве госимущества в отдельно взятом регионе. Это был подлый удар под дых России – угроза ее стабильности и прямой вызов национальной безопасности. Страна тяжело и долго оправлялась от этого удара. Но справедливость невозможна без наказания виновных. Башкирские сепаратисты и расхитители должны быть осуждены по всей строгости вне зависимости от прошлых заслуг, чинов, и званий.

По материалам российских СМИ

Комментарии закрыты.