Профуканное наследство

Ноябрь 9, 2014

???????-?????. 2-?? ????? ??????? (????????). 1953Споры о значении и последствиях Октября 17-го не стихают до сих пор. Для большинства людей старшего поколения эта дата в календаре по-прежнему точка отсчета всеобщей социальной справедливости и возникновения развитой промышленности, на столетие предопределившие мощь нашего государства и уверенность в завтрашнем дне.

   «Отечество» всегда с тревогой и болью переживало  за судьбы простых людей. Составляя костяк предприятий, именно они своим умом и на своих плечах камень за камнем поднимали общее благосостояние страны. И именно народ-труженик сполна познал всю горечь либерально-демократических реформ, когда произошел коренной слом жизненного уклада итр, квалифицированных рабочих, колхозного крестьянства. Многие так и не сумели выкарабкаться из трясины переходного к капитализму периода. Немало людей так и не смирились с новым общественным строем, хотя и не проявляют этого открыто.

  Сегодня вокруг отдельных фамилий губернаторов-тяжеловесов много лжи про то, как они до последнего сопротивлялись социальной несправедливости и имущественному расслоению в своих регионах. Одна из таких высосанных из пальца фигур «народных заступников» – Муртаза Рахимов. О том, что они с сыном сотворили с республиканской нефтянкой уже написаны горы журналистских материалов. Немало нового еще будет написано, так как в расследовании махинаций башкирских шейхов, будто бы «строивших» суверенное государство на костях ослабленной России, поставят точку нескоро.

  Но торговля уникальным нефтехимическим комплексом — только основание пирамиды по разбазариванию советского промышленного наследия и плотоядному рассовыванию колоссальных производственных ресурсов, бывших в общенародной собственности, по карманам разных лихоимцев и проходимцев. Попала мне тут на глаза одна наша публикация десятилетней давности. Это иллюстрация к тому, как при первом башкирском президенте ради сиюминутной выгоды с молотка уходили и под откос летели целые отрасли. Вот как это было.

 

ВРЕМЯ БОЛЬШИХ РАСПРОДАЖ

В Башкирии необратимо меняется экономический собственник. За последние несколько лет республиканские власти продали около двухсот предприятий, что в какой-то мере позволяет покрывать все растущий дефицит регионального бюджета. Но, расплачиваясь собственностью за сохранение административной власти, нынешние республиканские правители эту же власть и утрачивают.

Бурные процессы распродажи госу­дарственной собственности в Баш­кирии начались еще в 2001-2002 годах. Одними из первых ласточек стали Уфимский завод автомобильных моторов, перешедший под контроль самарских и ижевских автокомпаний, белебеевский завод «Автонормаль», чей контрольный пакет акций получила в управление самарская же группа СОК, Нефтекамский за­вод автосамосвалов, контроль над кото­рым установил Татарстанский КамАЗ. Вскоре и челябинская группа «Мечел» фактически завладела Белорецким ме­таллургическим комбинатом. Известная пищевая компания «Вимм-Билль-Данн» начала приобретать в республике один за другим молочные заводы. Все четыре башкирских сахарных завода были проданы украинским, московским и даже французским владельцам.

Процессы приватизации заметно ускорились в 2003-2004 годах. В общественное мнение был впервые открыто вброшен прозвучавший с самых высоких трибун тезис — государственная собственность на все и вся не нужна — она неэффективна. Певцы и радетели государственной, «общереспубликанской» собственности превратились в ретивых маклеров, риэлтеров, брокеров, квакеров и т.п. Продавать акции оказалось выгоднее, чем держать их у себя: в 2003 году бюджет Башкирии получил на принадлежащие ему акции дивиденды на сумму 230 миллионов рублей, а поступления от приватизации составили 3,340 миллиарда рублей — почти втрое больше, чем в 2002 году.

Самые известные примеры — за 234 миллиона рублей был продан госпакет в 25% акций комбината пивобезалкогольных напитков “Шихан” — его приобрела “Центрально-европейская пивоваренная компания». Уфимский электроламповый завод перешел под контроль московского ОАОСветотехнический холдинг”. Крупнейшая уфимская кондитерская фабрика “Конди” стала принадлежать Сибирской хлебной корпорации.

В 2003 — 2004 годах с молотка уходили заводы железобетонных изделий, элева­торы, хлебозаводы, молокозаводы, маслозаводы, мясокомбинаты, трикотажные фабрики, различные строительные конторы — практически изо всех районов и городов Башкирии. (Кто не верит, пусть заглянет на официальный сайт Минимущества РБ www.miorb.bashkortostan.ru). Каждую неделю — аукцион! Продавались Уфимский завод «Электроаппарат», Уфимская кожгалантерейная фабрика и даже Уфимский центр моды.

Не все удавалось продать с первого раза. По данным Минимущества Баш­кирии, в 2003 году на продажу были выставлены госпакеты акций 52 хозяй­ственных субъектов, при этом семь из них — дважды. Так, по нескольку раз выставлялись на торги предприятия “Илешмясо”, ОАО “Ишимбайский хле­бокомбинат”, ОАО «Нефтекамский хлебокомбинат», ОАО «Миякимолзавод», «Мишкинскмолзавод» и др.

2004-ый год Минимущество Башки­рии начало с продажи 75% акций завода “Уфимкабель”, одного из крупнейших в России производителей кабельно-про­водниковой продукции и ее поставщика за рубеж. Новым собственником «Уфимкабеля» стало московское ООО “Партнер-Инвест”. В текущем году предполагалось приватизировать акции 37 открытых ак­ционерных обществ, 82 предприятий, ак­ции 15 закрытых акционерных обществ и обществ с ограниченной ответствен­ностью, 22 объекта иного госимущества. По предварительным оценкам, доход от этого должен был составить 300 миллио­нов рублей. Как известно, год завершила продажа стерлитамакской «СОДЫ». И уже в январе 2005 года будут выставлены цен­ные бумаги трех предприятий — ОАО “Маяк”, “Фабрика “Одежда”, “Свартэкс”.

За последние месяцы некоторые башкирские предприятия успели уже во второй раз поменять собственника. Так, все акции Центрально-европейской пи­воваренной компании, которой принад­лежал комбинат «Шихан», приобрела знаменитая голландская компания Heineken”. Французская группа «Harrys» приобрела у Сибирской хлебной корпо­рации на открытом аукционе 20% акций кондитерской фабрики “Конди”. Круп­нейшие нефтехимические предприятия Башкирии “Салаватнефтеоргсинтез”, стерлитамакский “Каустик” и “Каучук” приступили к созданию холдинга под эги­дой “Газпрома”.

В то же время с тем же «Газпромом» за право владения почти достроенным благовещенским комбинатом «Полиэф» решил побороться не кто иной, как нефтя­ная компания «Лукойл». Как известно, «Лукойл» уже давно осуществляет плано­мерную экспансию в республику, строя каждый год по нескольку десятков запра­вочных станций.

Если ранее «Газпром» и «Лукойл» были единичными примерами, то в последнее время в республику одна за другой втор­гаются российские финансово-промышленные группы, работающие в самых раз­личных отраслях народного хозяйства.

Так, корпорация «Ростик Групп» наме­рена в течение ближайшего года открыть в Уфе с полдесятка своих фирменных рес­торанов «IL Патио», «Планета Суши», «Ростик’с», а еще с десяток — в течение ближайших трех лет. Как сообщается, со­вокупные инвестиции компании в респуб­лику составят более 5 миллионов долла­ров.

Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) собралась строить в Башкирии цинковый завод производ­ственной мощностью 100 тыс. тонн ме­талла в год и уже наняла финскую фирму Outukompu для разработки технико-эко­номического обоснования проекта строи­тельства. Кроме того, УГМК уже контро­лирует в республике Бурибаевский горно-обогатительный комбинат, Башкирский медно-серный комбинат и Хайбуллинскую горную компанию, принадлежавшие ранее правительству Башкирии и пе­реданные УГМК в доверительное управ­ление. Вышеперечисленные предприятия владеют лицензиями на «Юбилейное» и «Подольское месторождения», которые по запасам полезных ископаемых зани­мают второе место в России и третье место в мире. А еще один горно-обогати­тельный комбинат — Учалинский — вошел в состав УГМК еще в 2003 году.

Главное управление Министерства природных ресурсов РФ по Башкирии вы­дало Магнитогорскому металлургическо­му комбинату (ММК) лицензию сроком на 4 года на поиск и оценку месторождений железной руды на территории Кирябинского участка.

На республиканском рынке электри­ческой и электротехнической соедини­тельной техники вскоре может появиться продукция одного из ведущих мировых производителей в этой области — герма­нской фирмы «Феникс».

Не так давно известнейшая компания Hewlett Packard (США) объявила об учреждении поста специального предста­вителя компании в Республике Башкор­тостан.

Уже более года в Башкирии действует сеть торговых салонов мобильной связи «Евросеть». Только в одной Уфе таких са­лонов уже около двадцати.

Вместе тем в этом году в республике стартовала федеральная франчайзинго­вая программа DIVIZION по дистрибуции и оптовой торговле услугами мобильной связи. До конца года ожидается открытие более 10 салонов.

И, наконец, свое представительство в Уфе решил открыть не кто иной, как Международный Московский Банк (ММБ).

Есть все основания полагать, что про­цессы разгосударствления экономики на этот раз будут доведены до логического конца. Особый вопрос, конечно, башки­рский ТЭК. Вопросы владения и пользо­вания им разрешаются на самых высших уровнях, и к этим вопросам густо приме­шана большая политика. Но есть дальние политические следствия и от процессов малой и средней приватизации в респуб­лике.

Главнейшее из них состоит в том, что местная власть неуклонно теряет свой, может быть, самый значимый ресурс — так называемое административное предпри­нимательство.

Могущественные кланы региональ­ной власти и местного бизнеса существо­вали во всех регионах. Они были основ­ным экономическим ресурсом властных элит, позволяя получать административ­ную ренту. Конфигурация, как указывают российские политологи, чаще всего была однотипной: семьи региональных лиде­ров и их приближенные. Эта система эко­номически «закрывала» регион и спокой­но существовала до тех пор, пока быстро­растущие финансово-промышленные группы не начали проламывать регио­нальные границы. Башкирия просто дове­ла эту систему до абсурда.

Теперь ситуация необратимо меняет­ся. Административное предприниматель­ство регионального масштаба перестает быть главным ресурсом местной власти. На местах, в городах и районах, конеч­но, еще остаются мелкие кланы и кланчики, руководимые лидерами местных администраций, но и они уже не в силах контролировать всю экономику, как это было раньше. Экономический собственник в республике сменился. Вслед за этим неизбежна и смена собственника политического.

Андрей ЛЕГАТОВ.

(Газета «Отечество», 12 января 2005 года)

Комментарии закрыты.