Филологический зигзаг

Ноябрь 10, 2014

  456547454685Недавно три общественные организации «Башкирское национально-патриотическое движение», «Башкирское казачество» и «Акбузат» (занимается, оказывается, сохранением традиций народов Башкирии) написали жалобу в Минкомсвязи республики. Они обиделись на то, что в средствах массовой информации Башкирию называют «Башкирией». Данная формулировка, якобы, по их мнению, умаляет статус региона. Они просят ведомство обязать российские СМИ отказаться от употребления слова «Башкирия» и называть республику в соответствии с местной конституцией – Республика Башкортостан или просто Башкортостан.

     Именно это, а ничто другое, полагает председатель межрегиональной общественной организации «Башкирское народно-патриотическое движение» Фанит Муратбакиев поднимет статус республики в глазах россиян и государственных деятелей. Сейчас же люди не ассоциируют Башкирию с Республикой Башкортостан. «У многих существует обида на то, что Башкортостан называют Башкирией. Особенно на фоне соседнего Татарстана, который никто Татарией не называет. У людей республики складывается впечатление, что республику недооценивают»,- пояснил Муратбакиев.

     Что тут сказать? Первое, что приходит на ум, — некие безвестные организации и люди пожелали известности и придали филологическому вопросу политическую окраску. Тем более они употребляют ничем не обоснованные утверждения типа «у многих существует обида», «у людей республики складывается впечатление». Этим организациям следовало бы выражать свое мнение по этому вопросу, а не выступать от имени «людей республики». Люди в республике разные и впечатления по разным вопросам у них может значительно различаться.

     С другой стороны у этой проблемы есть определенные корни, в которых требуется разобраться. После развала Советского Союза многие территории впервые обрели государственность, и им требовалось обрести какую-нибудь идентичность, отличную от советской, вернутся к национальным корням. Так стали появляться различные «станы».

     В независимых республиках пошел активный процесс переименования не только территорий, но и населенных пунктов. Так, в Казахстане построенный в советские годы Шевченко стал Актау, а Гурьев, чье начало положил созданный еще в ХVII веке купцом из города Ярославля Гурием Назаровым острог, стал Атырау, что в переводе с казахского означает «Дельта реки». Другие названия, как предполагают некоторые, не имели смысла ни на казахском, ни на других языках: Семей (бывший Семипалатинск) или Оскемен (бывший Усть-Каменогорск).

     Но в Казахстане по этому поводу хватились первыми. Умный президент Нурсултан Назарбаев в этом году во время посещения Интеллектуальной школы в том же Атырау сказал: «В названии нашей страны есть окончание «стан», как и у многих других государств Центральной Азии. В тоже время иностранцы проявляют интерес к Монголии, население которой составляет всего два миллиона человек, при этом в ее названии отсутствует окончание «стан». Возможно, надо рассмотреть со временем вопрос перехода на название нашей страны «Казах ели», но прежде следует обязательно обсудить это с народом. Наше преимущество – в разнообразии многоэтнического народа».

     Один из тамошних политологов написал, что инициативу президента понять можно. Во внешнем мире  давно сложился стереотип о Центральной Азии как о регионе семи «станов» — Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизстан, Туркменистан, Казахстан. Хотя все семь стран серьезно отличаются друг от друга.

     Российские республики Татария и Башкирия после развала СССР тоже стали активно строить суверенные государства. Поскольку своего ума не хватало, начали обезьянничать. Так появились на карте России сначала Республика Татарстан, а за ней следом Республика Башкортостан. В итоге суверенных государств из них не получилось, а рудименты прошлого в названиях остались. И некоторые люди, к примеру, члены вышеназванных организаций, серьезно считают, что, называя Башкирию Башкирией, русскоязычные СМИ умаляют статус региона и недооценивают республику.

     Имидж в современном мире многое значит. Не случайно, различные государства, в том числе и Россия, вкладывают значительные средства в создание положительного образа, выставляют напоказ свои достижения. Тут и хорошее название пригодится. Один крупный республиканский чиновник в частной беседе посетовал, что с названием нашей республики на различных переговорах часто происходят казусы. Кто называет ее Башкурдустан, кто Башкирдостан, кто еще как исковеркает название. Это неприятно.

     Да и само название Башкортостан не добавляет республике ни статуса, ни положительного образа. Имидж зарабатывается  достижениями в культуре,  науке и производстве, уровнем благосостояния живущих на этой территории людей. Что толку в статусе, если еще ни так давно в регионе был бардак, воровство и коррупция. Что-то общественные организации-заявители не обиделись, когда республику обворовывали при президентстве Муртазе Рахимове. Арбитражный суд Москвы установил, что Урал Рахимов, пользуясь положением своего отца Муртазы Рахимова, похитил акции топливно-энергетического комплекса республики и продал их АФК «Система». Тем самым республике нанесен не только многомиллиардный ущерб, но и поставлена огромная клякса на ее репутации. Новой власти республики, в том числе главе Рустэму Хамитову, нынче приходится прилагать титанические усилия, чтобы вернуть уважение инвесторов, центральных властей и российских граждан.

     Общественники требуют называть республику в соответствии с местной конституцией. С какой именно? При Муртазе Рахимове эту конституцию переделывали раз пять, к каждым новым выборам. И никто не возмущался. Так что конституция Башкирии – это не «священная корова», можно переписать и еще раз. И название придумать по благозвучней, если потребуется. А вот исправлять то, что натворили под сенью этого документа, придется долго и тяжко.

                       Сергей Кузнецов

Комментарии закрыты.