Любовь к пустым полкам, или как долго продлиться потребительская паника

Декабрь 23, 2014

121122173953Похоже, нынешний декабрь по росту потребительской активности бьет все рекорды в стране. Это и понятно, учитывая высокую  изменчивость курса рубля по отношению к доллару и евро. Устойчивое падение мировых цен на нефть и газ привело и к резкому падению рубля. Помимо этого, население, которое хорошо помнит уроки кризисов 1998 и 2008 гг., начало активно скупать все импортные товары и валюту, спровоцировав, тем самым, дефицит рублевой ликвидности.

Одного взгляда на уфимские прилавки в торговых центрах достаточно,  чтобы понять: население массово скупает ширпотреб (для тех, кто забыл про этот совковый термин, – товары широкого потребления). В уфимских автосалонах уже давно не найти машины в «ходовых» комплектациях. Это и понятно – структура ширпотреба среднестатистического жителя республики со среднестатистической зарплатой (27-30 тыс. рублей в месяц) формируются в основном за счет иностранных товаров.

Ритейлеры сетевых гипермаркетов («Пятерочка», «Матрица», «Перекресток», «Байрам») констатируют: на импорт приходится 40-45% товаров. Что же касается бытовой техники и одежды, то доля импорта там еще выше. В «ультрамодных» магазинах Уфы (типа стокового Grand Boutique, Fifth Avenue, Hugo Boss и т.д.), в которые итак «простые смертные» ходят раз в жизни (например, чтобы присмотреть костюм за 50 тыс. рублей на свадьбу сыну), уже прошли индексации цен.

Паника, с которой у нас народ скупает все подряд, свидетельствует, что население не доверяет экономической политике государства. И хотя некоторые эксперты и аналитики говорят, что пик рублевого падения уже позади, фантомные боли у населения все еще продолжаются. Такая покупательная активность, в свою очередь, стимулирует ритейлеров не только индексировать, но и тупо повышать (а точнее, взвинчивать) цены на товары. В итоге фантомные опасения по поводу повышения цен оборачивается паникой и реальным повышением цен, а страдает в итоге население.

Чуть раньше аналогичные процессы, но в менее интенсивной форме, прошли с  продуктами питания. Вряд ли в стране остались люди, думающие, что запрет на поставки польских яблок или итальянского сыра сказался  только на зажиточных «толстосумах». С введением ответных санкций подорожало все (и белебейский, и белорусский сыр).

В любом случае, индексация де-факто и де-юре произошла – и нет смысла сейчас бегать сломя голову по магазинам закупая товары по не самой выгодной цене. Ритейлеры и маркетологи не менее быстро, чем потребители, реагируют на изменения рынка (это их прямая обязанность). И хотя до цен в пресловутых условных единицах («у.е.»), как это было в 1990-х гг., дело пока еще не дошло, формулы индексации товаров ритейлеры освоили основательно. И то, что в этой формулах есть место и дополнительной выгоде, а не только покрытию потерь в связи с обменом рублей на доллары и евро, это, как говорится, к гадалке не ходи.

 Кирилл Зотов.

Комментарии закрыты.