Внутренняя политика — 2014: «Революция надежды»

Декабрь 30, 2014

108779Как изменилось российское общество в уходящем году

«Свободная Пресса» продолжает подводить итоги 2014 года. Эта статья – про внутреннюю политику в России. В данной сфере можно выделить три основные тенденции: невероятно высокий рейтинг власти, ужесточение риторики в политической борьбе и явное ожидание обществом перемен.
Весь последний год рейтинг президента практически зашкаливал. Разные социологические службы показывали уровень доверия граждан к главе государства на уровне 80-90%, чего не было уже много лет. На этом фоне выросло доверие ко многим государственным структурам, в том числе к правоохранительным органам, которые ранее часто становились объектом критики. Тому способствовали значимые события, которые серьезно повысили в общество национальное самосознание. Внушительная победа нашей сборной на Олимпиаде в Сочи, как и само проведение Игр, заставили испытать мгновения гордости за страну даже у многих скептиков. Возвращение Крыма и вовсе стало событием, объединившим значительную часть общества.
Одновременно изменились термины и формулировки, применяемые политиками. В лексикон представителей всех думских партий вошли определения, которые раньше были только на страницах малотиражной патриотической прессы. Заговорили о «возрождении империи», «русском духе», «нерве истории». Среди прочих стало популярным определение «пятая колонна». К ней стали причислять всех, кто не согласен с присоединением Крыма, нашей внешней политикой.
Если до 2014 года считалось, что в обществе есть левые, правые, консерваторы и либералы, сторонники власти и оппозиционеры, то теперь все делятся на патриотов и «пятую колонну». В обществе уже устоялось мнение, что представители последней хотят устроить в Москве свой «майдан», повторить украинский сценарий и ввести в России внешнее управление. К «пятой колонне» многие причисляют уже всех, кто не согласен с властью, особенно тех, кого раньше называли либералами. С другой стороны, эти либералы действительно сделали несколько саморазоблачающих заявлений, и все увидели, что их интересы явно расходятся с интересами большинства жителей страны. Можно вспомнить страдания по хамону и пармезану, который недоступен значительной части граждан. Особо вопиющими были заявления в стиле «они сами себя сожгли» про жертв трагедии в Одессе 2 мая и «марши мира» под флагами «Правого сектора».
В то же время общество не получило ответы на многие волнующие вопросы. После присоединения Крыма люди явно ждали изменений во всех сферах общественной жизни, но явных перемен пока нет. Так в июне месяце было прекращено дело в отношении бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова. В конце года в Москве появились инициативы по сокращению медперсонала и числа клиник. Вопреки советам академических экономистов ЦБ повысил ключевую ставку до 17%, что в условиях ограничений возможностей кредитоваться за границей из-за санкций сделало практически невозможным легальную хозяйственную деятельность в стране. Наша экономика так и не слезла с «нефтяной иглы», и падение цен на углеводороды поставило под угрозу материальное благополучие россиян. Многие заговорили о том, что истинная «пятая колонна» находится не только среди артистов и либеральных политиков, но и в высших эшелонах власти.
Какие выводы может сделать общество из уходящего года?
– Во внутренней политике сложилась противоречивая ситуация, – говорит профессор РГГУ Сергей Черняховский. – С одной стороны, четко проявились люди, а это 90% жителей страны, которых можно считать гражданами России. Они хорошо видны по четкой поддержке присоединения Крыма. Эти люди могут расходиться по другим вопросам, но они считают Россию своей страной, и не «новую Россию», которой 20 с небольшим лет, а тысячелетнюю Россию.
С другой стороны, в обществе сохраняется определенный немногочисленный, но очень активный слой людей, которые считают себя гражданами не России, а чего-то другого. И вот вопрос об их существовании не решен. На мой взгляд, так или иначе, их не должно быть в обществе. Они должны быть признаны негражданами и не иметь права в обсуждении судьбы страны.
Вместе с тем, большинство в 90% проявило выдержку, не поддалось на провокацию, когда на страну стали оказывать экономическое давление. Большинство не бросилось панически спекулировать во время валютного кризиса. Именно на этом большинстве и держится страна.
Вместе с тем, не изменена структура экономики. Экономическим блоком до сих пор управляют люди, которые идейно близки этим 10% «неграждан». Они делают ставку на то, что Россия должна подчиняться экономическим правилам других субъектов, что вообще экономикой не надо управлять, а надо принимать некие установления, в силу которых экономика начнет вести себя правильно. Еще лучше, по их мнению, – подчиниться внешнему центру.
«СП»: – В чем секрет того, что уровень поддержки власти в обществе достиг небывалых значений?
– Секрета нет, всё вполне естественно. Политика власти принесла победы. Для национального самосознания возвращение территории значительно более важная вещь, чем падение курса рубля. С другой стороны, рейтинг вырос и потому, что власть подверглась наглому давлению со стороны всех тех сил, что вызывают отторжение в обществе. То есть, с одной стороны были победы, с другой, – был ответ на агрессию. А по сути, Россия подверглась информационной, политической, экономической агрессии. В какой-то степени, и военной агрессии: кровь на Украине воспринимается как нападение на Россию.
«СП»: – Ждет ли общество перемен?
– Модернизация страны дело не быстрое. Но общество, конечно, ждет борьбы и новых побед. Рейтинг у власти высокий тогда, когда на нее оказывается давление. В сентябре 2011 года рейтинг у Путина был невысоким, а вот после протестов на Болотной площади поддержка стала расти. Общественное сознание симпатизирует тем, кто не сдается. Если борьба будет, то власть будут поддерживать. Но если она будет упускать шансы и вести себя неактивно, то начнется демобилизация общества.
– 2014 год стал своего рода «моментом истины», – считает политолог Анатолий Баранов. – Обнажились вещи, которые в более благополучные периоды пытались скрывать, камуфлировать. Теперь движущие силы, моральные составляющие ведущего слоя общества проявились. Собственно, в условиях кризиса так и должно происходить.
Мы увидели девальвацию рубля, спад в экономике, переход от профицитного бюджета к дефицитному. И сразу видно, что все хорошие слова закончились, и интересы людей легко сбрасываются со счетов, как балласт с корабля. Отсюда инициативы сократить врачей и медсестер, учителей. Еще вчера власть делала вид, что хорошо относится к тем, кто хорошо относится к другим людям, а сегодня они объявлены иждивенцами. Значит, людям придется уходить из профессии, но никого это не волнует. Когда врачу с мировым именем предлагают идти в уборщицы, то это характерный маркер отношения к нам людей, которые учат нас жить.
«СП»: – В 2014 году стали часто употреблять понятие «пятая колонна». Это вряд ли способствует единению общества.
– Я сложно отношусь к такому понятию. Мне не ясно, кто на какой стороне. У меня нет уверенности, что, скажем, власть на той же стороне, что и народ России. И кто тогда «пятая колонна»? Создается ощущение, что это любой, кто задал полицейскому или судебному приставу вопрос о своих правах. Это очень удобное определение, под него можно подвести любого. Определение легко использовать для неблаговидных дел: так лишить человека прав неудобно, но можно назвать человека «пятой колонной» – делай с ним что хочешь. В нашей действительности «пятая колонна» – очень размытая формулировка. У нас есть лица, обличенные высшим государственным доверием, которые имеют за границей недвижимость и учат там своих детей, и они – не «пятая колонна». Зато бабушка, которая выйдет на улицу с плакатом «Я хочу есть!», может оказаться «пятой колонной».
«СП»: – Тем не менее, все соцопросы в 2014 года показывали небывалый рейтинг доверия к власти.
– К рейтингам надо относиться осторожно. У Ислама Каримова, у Назарбаева, у президента Туркменистана рейтинг еще выше. Но многие опросы показывают, что в нашей стране не всё так гладко.
Про кредит доверия власти я слышу последние 15 лет. Но если бы я взял денежный кредит в любом банке 15 лет назад, то мне бы напомнили, что пора уже платить. Кредит доверия у нашей власти получается практически бесконечный, причем все последние 15 лет у власти одна и та же команда, с небольшими изменениями по персоналиям. У многих накопился серьезный кредит недоверия, но предъявить его просто некуда.
– В сфере внутренней политики самым значимым событием, несомненно, было возвращение Крыма , – полагает директор Центра исследования политической культуры России депутат Госдумы Сергей Васильцов. – Это вещь неоспоримая. Сталин в свое время говорил, что русские цари сделали одно большое дело: создали громадное русское государство. Присоединение Крыма, кто бы что ни говорил про Путина, останется в истории.
Есть и яркий негативный момент. Это валютный кризис, который мы пережили. У нас усиливается диктат банков. И власть наша не вполне справляется с задачей контроля банковской сферы.
То есть, в 2014 году были один яркий позитив и один яркий негатив.
«СП»: – Некоторые считают, что в 2014 году все политические силы, какими бы лозунгами не прикрывались, проявили свое лицо в связи с событиями на Украине.
– Красивые слова говорили и раньше. Можно вспомнить, что обещали гражданам последние четверть века. Но каков результат? Мы потеряли половину населения и треть территории в результате развала Советского Союза. Вот он реальный результат хороших слов. С чего всё начиналось? С лозунгов «Больше социализма!», «Вся власть советам!», с разговоров об общечеловеческих ценностях. И где эти общечеловеческие ценности? Я уж не говорю пор социализм и советы, которые расстреляли в 1993-м.
Так что вопрос о «пятой колонне» очень сложный. Сегодня на ключевых позициях в государственном руководстве стоят люди с прошлым из 1990-х годов, многие из них и растаскивали страну по кускам.
Конечно, надо бороться с подрывными элементами. Но нашему руководству надо решить, на какую кадровую базу оно опирается. Хорошо, что хотя бы поняли неблагополучие с нашими высшими кадрами. Как говорится, и ста лет не прошло.
«СП»: – Общество ждет перемен или удовлетворено достигнутыми победами?
– После присоединения Крыма произошла «революция надежд». Общество морально приготовилось к тому, что сейчас наконец-то всё начнет вставать в нормальные рамки. С одной стороны, есть радость. Люди замечают, что стало больше своих товаров на прилавках, что, несмотря на все «фокусы» в финансовой сфере, цены стали снижаться. Народ тонко это чувствует.
С другой стороны, много неопределенного. Продолжаются «потягуши» с Новороссией. Граждане стали задумываться, чего хочет государство по отношению к Украине и к международному сообществу. Иметь отношение к войнам (а мы не в стороне от войны на Украине) очень опасно. Медленное утекание энергии, средств, которое сейчас происходит, – не так легко воспринимается.
Общественное мнение разделяется между двумя вещами: той самой «революцией надежды», которая идет по инерции, и – «контрреволюцией надежд», когда восторженность сменяется жесткой критикой. Общество склонно уставать от ожиданий. Мы стоим на грани негативной эволюции «революции надежд».

Андрей Иванов
«Свободная пресса» 

Комментарии закрыты.