Как закалялась российская идентичность

Февраль 17, 2015

110093487_SochiВ современной социологии есть такой термин – идентичность. Говоря очень упрощенно – он позволяет ответить на самые важные вопросы социального развития: «кто я/мы?», «ради чего я живу?», «какая миссия у моего народа?». Именно параметры идентификации являются ключевыми для устойчивости того, или иного общества. Общество и страна не имеющие идентичности обречены на то, чтобы быть зависимыми (неважно в социокультурном, политическом или экономическом смысле).

В царской России такая идентичность формировалась сверху. «Православие. Самодержавие. Народность»; «Москва – третий Рим» — вот, пожалуй, два самых распространенных концепта, позволявших цементировать идентичность подданных много веков.

В Советское время на смену им пришла марксистская идеология. Классовая борьба, жизнь при коммунизме (или хотя бы социализме), интернационализм поистине сплотили общество. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. большинство населения Советского Союза не хотело развала страны, но этот процесс был осуществлен в угоду узкой группки номенклатурных элит и поддержке Запада.

При Борисе Ельцине страна потеряла не только свою историческую миссию, но и всякую честь и достоинство. Было фактически официально провозглашено стремление элит отказаться от суверенитета. Так, устами тогдашнего министра иностранных дел А. Козырева было заявлено, что Россия не имеет внешнеполитических интересов и готова следовать в фарватере внешней политики «демократического Запада».

И только с приходом к власти В. Путина можно говорить о начале формирования адекватной обществу консервативной идентичности. Ее неотъемлемые элементы – крепкое государство, порядок, сильная социальная политика.

Однако во время четырехлетнего президентства Дмитрия Медведева страна чуть было не свернула с этого пути. «Великий инноватор» Медведев провозгласил курс на модернизацию и инновации. Иными словами, была выбрана чисто технократическая идеологема о необходимости догнать и перегнать Запад. В ней роль России сугубо второстепенная. Мы должны просто догонять Запад по уровню технологического развития, тогда как ради какой благородной цели необходимо это движение — оставалось неясно.

В итоге – эта схема оказалась не способной объединить граждан, что очень хорошо понял тов. Путин. Ему удалось сплотить нацию,  а возможно и воссоздать ее в новых условиях. Сегодняшние суровые реалии свидетельствуют – именно такая российская идентичность способна противостоять различным вызовам извне. Только так можно сохранить духовные скрепы цивилизации. Об этом, в частности, красноречиво свидетельствует результаты соцопросов, согласно которым рейтинг В. Путина, имеет устойчивые тенденции роста. Даже, несмотря на ошибки экономической политики – население по-прежнему верит В. Путину. Верит, прежде всего, потому, что он дал стране ту систему ценностных координат, которые испокон веков сплачивали и объединяли многонациональный народ России. Это вера в непреходящую ценность государства и духовных скреп ее формирующих. И сейчас как бы нам не было тяжело в посткрымский период – именно вера в миссию страны и ее цель сплачивает подавляющее большинство населения страны.

 

Кирилл Зотов

Комментарии закрыты.