Как это делалось: суверенная история про то, как украли башкирскую нефть и как её возвращали

Март 13, 2015

67585668968Феодальная вольница региональных тяжеловесов 1990-х нанесла огромный ущерб стране. «Парад суверенитетов» грозил выделением из состава постсоветской России национальных республик. Энергоресурсы в руках местных элит явились весомым аргументом для шантажа федерального центра. Один из самых масштабных и  вопиющих случаев последовательного хищения госимущества произошёл в Башкирии.

Мой базис – моя надстройка

Когда выдвинувшийся на волне перестройки Борис Ельцин принялся остервенело добивать Советский Союз, он попытался заручиться поддержкой у номенклатуры национальных республик. В августе 1990 года тогдашний председатель Верховного Совета РСФСР в Уфе на митинге около дома политпросвещения произнёс свою знаменитую «возьмите ту долю власти, которую сами можете проглотить».

Значительная часть элит Башкирии восприняла эту фразу как руководство к действию. С принятием договора о разграничении полномочий  (1994 г.) и конституции Башкортостана (конец 1993 г.), масса положений которой жестко противоречила нормам основного закона Российской Федерации, неподконтрольная Москве вольница была зафиксирована де-юре. Возглавивший республику бывший директор нефтеперерабатывающего завода Муртаза Рахимов к этому времени де-факто обладал всей полнотой исполнительной, законодательной и судебной власти в Башкирии.

 Всё это «альтернативное госстроительство» в Башкирии подавалось под соусом типичных для парада суверенитета идеологем. Чуть ли не на официальном уровне стал использоваться термин «титульный этнос», из представителей которого преимущественно и формировал своё окружение Рахимов. Началось искоренение всякого инакомыслия, подавление любой оппозиции. Cложился феодальный анклав, должного влияния на который Москва не имела. Всё, на что мог рассчитывать «царь» Борис, – административный рычаг Муртазы на выборах.

Опытный хозяйственник, Рахимов в хитросплетениях большой политики тонким игроком никогда не был, но базис от надстройки научился отличать чётко. Ко времени развала Советского Союза Башкирская АССР представляла собой регион с индустриально развитым мощным народно-хозяйственным комплексом. По объёму промышленного производства Башкирия уступала только четырём советским республикам – Украинской, Казахской, Белорусской и Узбекской. Основу башкирской экономики составлял топливно-энергетический комплекс (ТЭК). В середине 1950-х гг. «Башнефть» занимала первое место среди добывающих компаний Советского Союза. Со временем запасы нефти истощились, но мощности по ее переработке сохранились и даже возросли.

«Самородок» Урал

Впрочем, долго искать не пришлось. Сын Муртазы Рахимова, Урал, был объявлен «талантливым менеджером», и весь контроль над башкирской нефтянкой постепенно был передан ему.

В 2002-ом Рахимов-старший по совету Урала сконцентрировал все активы башкирского ТЭКа в двух госкомпаниях и разрешил им продавать предприятия. Развернулась нешуточная борьба среди олигархов и прочих нуждающихся, но Рахимов не собирался продавать активы внешнему инвестору. Он вывел их из-под государственного контроля, продав предприятия семи ООО, которые были аффилированы с семьёй Рахимовых. И пусть в плане креативности вывесок они уступали «Рогам и копытам», с национальным колоритом у них был полный порядок («Урал-инвест», «Инзер-инвест» и далее по списку). А летом 2003 года все они стали соучредителями новой, полностью частной компании, совет директоров которой возглавил «талантливый самородок» Урал Рахимов.

Историю с перерегистрацией нефтяных активов проверяющие Счётной палаты назвали тогда «самым беспрецедентным случаем хищения активов из федеральной собственности в истории нефтеперерабатывающих компаний России».

«Вихри враждебные»

Тем временем в стране многое поменялось. Владимиру Путину удалось прекратить войну в Чечне, привести региональное законодательство в соответствие с федеральным и выстроить работающую вертикаль власти. Для мыслящего феодальными категориями Муртазы настали тяжёлые времена. Изменения политической ситуации в России заставляли искать новые пути удержания богатства и влияния. Он чуть не проиграл выборы президента Башкирии 2003 года, и лишь заключённый на кремлёвских условиях компромисс спас его от неминуемого поражения во втором туре. Но контролировать нефтянку единолично семья Рахимовых более уже не могла.

В дело вступила евтушенковская АФК «Система», которая к 2009 году полностью выкупила башкирский ТЭК. Проценты от вырученных средств (около 70,7 млрд рублей, размещённые на депозитных счетах в банках) стали поступать в благотворительный фонд «Урал», который Муртаза Рахимов и возглавил после своей отставки в 2010 году. Урал же задолго до этого улетел за границу без обещаний вернуться. В конце 2014 года он был заочно арестован и объявлен в международный розыск.

Возвращение блудного актива

Даже после своей отставки Муртаза Рахимов, которого в республике называют не иначе как Бабаем, не оставил свою феодальную фронду. Он  выступил с резкой критикой нового главы региона Рустэма Хамитова и через свой фонд пытался влиять на республиканскую власть. К концу 2010 года в Башкирии сложилось если не двоевластие, то нечто похожее на неё: власть и ответственность у нынешнего главы, а деньги и амбиции – у прежнего. Возникли опасения, что Рахимов через подконтрольные ему ресурсы опять решится разыграть национальную карту и дестабилизировать ситуацию в Башкирии. Они подтвердились в 2014 году, когда Рахимов попытался протащить на пост главы Башкирии своего человека. Но эта попытка провалилась.

С середины прошлого года начал разгораться скандал вокруг приватизации БашТЭКа, который сейчас завершается возвращением одного из самых крупных промышленно-добывающих комплексов в лоно государства. Правоохранительные органы и суды наконец-то доказали, что приватизация ТЭКа – афера. После национализации «Башнефти» АФК «Система» как добросовестный покупатель предъявила претензии продавцу, подав иск к «Урал-инвесту» (те самые «Рога и копыта», через которые продавались акции «Башнефти» и финансировался фонд «Урал») о возвращении 70,7 млрд рублей. Суд эти требования удовлетворил.

Стратегически важный ТЭК республики теперь под контролем государства, отчего выиграет и Башкирия, которая долгое время не получала от него никаких налоговых поступлений. И хотя о прихватизированных миллиардах остается только сожалеть, ободряет та последовательность, с которой было доведено дело. Да и сама по себе история поучительная. Возможно, кое-кому она поможет встать на путь истинный.

Дмитрий Михайличенко

Информационно-аналитический проект «Однако»

Комментарии закрыты.