Крым мой. Пять субъективных итогов

Март 18, 2015

8_d8d782b7066085605Годовщина крымских событий заставляет нас посмотреть на мир, на самих себя и понять, как всё изменилось за прошедший год. Я хочу рассказать о своих «итогах года». Для меня их, этих итогов, они же выводы, пять.

1. Русские перестали быть разделённым народом, которым мы против своей воли оказались в результате распада СССР. Можно сказать, что мы залечили травму 1991 года. Конечно, и в Казахстане, и в Беларуси есть «русские» и «титульные», однако (и прежде всего это заслуга президентов Беларуси и Казахстана) они не разделены ни между собой, ни с Россией. По факту СССР нашёл своё продолжение во всех трёх новых государствах — РФ, РБ и РК. Именно они и стали ядром нового евразийского союза. Кстати, война, которую ведут русские украинцы против «евроукров», — тоже война за Евразию.

2. У нашего президента отличные нервы. Крым возвращён без стрельбы, в войну на Украине Россия не вступила. Мы не попали в западню, которую для нас расставили геополитические стратеги Запада.

3. Российская экономика может достаточно комфортно себя чувствовать в условиях санкций, обвала фондового рынка и цен на нефть. Падение ВВП и промышленного производства на 1–2% вряд ли можно считать серьёзной проблемой. В отличие от США рынок акций в России слабо влияет на уверенность потребителей и, соответственно, на внутренний спрос. Плюс с высокой вероятностью можно предположить, что в результате импортозамещения качество российской экономики изменится, хотя это, конечно, и не найдёт отражения в сухих цифрах макроэкономических индикаторов. При этом к экономическому блоку правительства по-прежнему очень много вопросов, которые пока остаются без ответа. И переход к условно называемой «глазьевской» экономической политике — лишь вопрос времени. Западные инвесторы и политики нам просто не оставили другого выбора. Десять лет назад, когда нефть дорожала и на Россию сыпался золотой дождь с Запада, нужен был «условный Кудрин». Теперь, в принципиально другой ситуации, нужен «условный Глазьев».

4. За последний год мы снова почувствовали себя единой нацией, чувство, которое было утрачено в конце 80-х. Двадцать лет назад в западной прессе были опубликованы прогнозы, что после завершения смуты новая Россия будет более сложным партнёром для Запада, чем поздний аморфный СССР. Давление извне всегда сплачивало нашу нацию. Теперь мы не растопыренные пальцы, а сжатый кулак. И мы скорее презираем, чем ненавидим западный мир.

Ну и в заключение: мы навсегда попрощались с Западом. Мы, по-моему, больше никогда не будем европейцами. Даже автор этих строк навсегда перешёл с «Кьянти» на «Массандру». А значит, евразийский вектор в экономике и политике однозначно будет доминировать. Счастье — это когда желаемое неизбежно.

Информационно-аналитические проект «Однако»

Александр Разуваев

Комментарии закрыты.