Что движет карьеристами и куда они могут привести Россию

Март 19, 2015

23523532525В Советское время карьеризм подвергался осуждению, а равенство, наоборот, приветствовалось. После развала союза все моральные запреты на этот счет спали, и пышным цветом расцвел социальный эгоизм. Сейчас вверх по карьерной лестнице карабкаются не только опытные номенклатурщики, начинавшие свою «дорогу почестей» еще в СССР, но и молодое, постсоветское поколение честолюбивых карьеристов. Что ими движет и куда могут привести Россию, таким образом сформированные элиты?

 Социальный эгоизм. Кризис коллективной идентичности постсоветского периода привел к безудержному индивидуализму и эгоизму. Интересы моего «Я» постсоветский человек ставит намного выше всего остального. Мир так устроен, что человек сначала думает о себе, а затем обо всех остальных. Но в обществе, где все думают только о себе, невозможно конструировать общественное благо. Ведь «Я» никому не должен. Есть мое, и немое, а никакого нашего общего не существует. Следствием этого является социальная напряженность, шизофренический поиск врагов и зависть к успешным.

 Война всех против всех. Каждый за себя. Идет война всех против всех. Алчность и корыстолюбие других является единственным конвертируемым способом договориться. Отсюда произрастают решалы и ушлые люди, взятки и коррупция, которая устраивает почти всех даже на бытовом уровне (поднимите-ка руки, считающие преступлением взятку в 500 рублей гибддшнику).

Психология временщиков. В Средние века знать покупала должности, а потом занимались тем, чтобы их «отбить». У нас тоже есть такие люди, причем не только среди чиновников, но и т.н. доцентов и профессоров (которые «отбивают» росписями в студенческих зачетках купленные диссертации). Дорвавшись до должности, очередной карьерист мыслит категориями «здесь и сейчас». Он не думает о том, что останется после него. Главное для него пустить пыль в глаза вышестоящим, и общественности (для этого и существует PR), «показать работу» и освоить бюджет. Преемственность среди таких управленцев невозможна, отчего общее дело хиреет.

 In bucks we trust. Нынешнее поколение просто не понимает, что помимо власти и денег есть еще и духовные ценности. В бога карьеристы верят исходя из соображений моды. А в церковь/мечеть ходят тогда, когда нужно поставить свечку за успехи во всех начинаниях (читай – светит  новая должность).

В остальном же никакая духовность – не требуется.  Есть должность – закрою вопрос (по звонку). Есть деньги – решу проблему (конверт). А причем здесь духовное? Власть чувствует этот духless и пытается его подменить идеологемами о том, что мы, по сравнению с Западом более духовные и вообще избранные. Но получается у нее это топорно

Образ мыслей молодого поколения формируется не в школе и не в университетской аудитории и даже не задается государственной пропагандой. Это все делается гораздо деликатнее. Автомобили, сумки, отдых на Мальдивах. Все эти представления о luxery life легко усваиваются молодежью через американские фильмы и глянцевые журналы. А с ними и остальной набор потреблятских западных ценностей. Общество не способное воспроизводить собственные культурные стандарты, и слепо копирующее чужие – обречено.

Стремление жить красиво выливается в ярмарку тщеславия и китч самодовольных паразитов-чинуш, дорвавшихся до бешенных денег.   Квинтэссенцией этого «культурного» развития можно считать бывшую чиновницу минобороны Васильеву, платившую миллионы долларов за обычные картины, которые ей выдавали за шедевры…

 О патриотизме. Социологические опросы справедливо свидетельствуют, что нынешнее молодое поколение, родившееся в конце 1980-х – начале 1990-х гг. настроено гораздо патриотичнее, чем их предшественники десятилетней давности. Это, действительно так, только подрастающее поколение карьеристов, как и их старшие сверстники, по-прежнему не понимает, что коррупция и презрение к стремительно нищающему населению несовместима с патриотизмом.

Отто Бисмарк когда-то сказал, что франко-прусскую войну выиграл прусский учитель, воспитавший настоящих патриотов. А кто у нас будет слышать учителей и преподавателей, одевающихся на вьетнамском рынке и считающих каждую копейку? В глазах молодежи они олицетворение того, кем в этой стране не надо быть. А вот в Норвегии зарплаты учителей и нефтяников примерно на одном, высоком уровне…

 Зачем плодить нищету? Чего-то добившиеся карьеристы искренне не понимают, как можно рожать троих детей и жить в однокомнатной квартире. Как можно вообще заводить детей, если ты не уверен, что они смогут выучиться в Англии?! Безусловно, доля правды в этом есть, но не вся. Если вся остальная часть населения будет следовать этой логике, уже через двадцать – тридцать лет население России будет меньше 100 миллионов, а на пустующие территории придут среднеазиаты и китайцы, которые ни у кого из нас не спросят, сколько им рожать детей и кого иметь. Зато элиты будут ездить на бентли и покупать своим дамочкам сумочки «Биркин» за 5 млн рублей (из крокодилей кожи и окантовки из золота).

  Все эти размышлизмы, возможно, отдают излишним пессимизмом. Возможно они слишком критичным, но все описанные черты преломляются в нынешних элитах. А остальному обществу – это категорически не нравится.

 Общество ждет удовлетворения запроса не только на сильную, но и справедливую власть. История с сахалинским губернатором Хорошавиным, экс-министром обороны Сердюковым, запоздалым разоблачением аферы Рахимовых вызывает положительную реакцию общественности. Эгоистичные и безжалостные элиты заворовались – их нужно поставить на место. Может быть, тогда в бюджете хватит денег на то, чтобы профессия учителя в России снова стала престижной, как в любом нормальном обществе.

 Кирилл Зотов

 

Комментарии закрыты.