Связи крепнут

Март 23, 2015

435362436Глава Башкирии в последние годы уделяет много внимания налаживанию экономических контактов с иностранными государствами.  Все это вписывается в провозглашенный Кремлем тренд на евразийскую интеграцию, однако какова роль региональных элит в этом процессе, ведь торговать и открывать предприятия предстоит бизнесу, а не сотрудникам хамитовской администрации.

 После развала Советского Союза многие хозяйственные связи между ставшими независимыми государствами были нарушены. Ельцинская администрация, не имевшая внешнеполитических ориентиров, физически не могла претендовать на их консолидацию. Все на что сподобилась «святая троица», развалившая союз (Ельцын, Шушкевич, Кравчук) – Содружество независимых государств, которое политологи окрестили как «институт цивилизованного развода».

После прихода к власти В. Путина в Москве наконец-то осознали всю хозяйственную и геополитическую пагубность такого пути. Постсоветское пространство уже представляло к тому времени территорию, куда активно заходили западные агенты влияния и шли разговоры о размещении военных баз НАТО. На сегодняшний день, например, такая база есть в Эстонии. В Грузии, Молдове периодически проходят военные учения (натовскую карту захвата смотри здесь: http://anti-nato.com/#map). А майданутая Украина просто мечтает о вступлении в НАТО, даже несмотря на то, что членом организации по уставу не может являться государство с неурегулированным территориальным спором.

В этих условиях провозглашение Россией курса на евразийскую интеграцию отвечает не только экономическим, но и геополитическим задачам. Россия, как самое крупное государство мира, просто не может оставлять без ответа открытые угрозы своей территориальной безопасности.

На этом сложном внешнеполитическом фоне проходит развитие евразийской интеграции. Безмерные евразийские просторы предполагают возрастающую роль российских регионов в этом процессе. Поэтому активно используется принцип субсидиарности, согласно которому уровень решения задач должен соответствовать ее масштабам. Поэтому неудивительно, что Башкирия как самостоятельный субъект налаживает контакты с Киргизией, договаривается о поставках сельхозпродукции из Узбекистана, сотрудничает с Атыраусской областью (Казахстан), а также с китайскими провинциями. Вообще-то бизнес не любит излишнего администрирования своей деятельности, но в данном случае участие региональных власти необходимо. Она, декларируя свое участие, ставит тот или иной вопрос о развитии торгового и экономического сотрудничества под своей контроль. На кон ставится ее реноме, что для предпринимателей выступает дополнительной гарантией в капитализации своего бизнеса.

 Вклад республики в систему внешнеэкономических связей значителен. По итогам 2013 г. он составлял 2,6 % от всего экспорта (при том, что всего в России к тому моменту было 83 субъекта). Это больше всех субъектов ПФО, кроме Татарстана. По итогам первого полугодия 2014 года этот показатель чуть вырос (2,7 %). Развивается и инфраструктура евразийской интеграции. По территории Башкирии будет проходить магистраль «Западный Китай – Западная Европа», позволяющая развивать транзитный потенциал республики.

Словом Башкирия органично вписывается в тренд евразийской интеграции, что в средне- и долгосрочной перспективе позволит ей быстрее  диверсифицировать свою структуру торговых и экономических контактов и амортизировать общероссийские кризисные явления в экономике.

 

Кирилл Зотов

Комментарии закрыты.