На Кольцевой появятся общежития имени монаха Бертольда Шварца

Апрель 27, 2015

f21b0df9930d258d58845769b509d58aВ нашей стране квартирный вопрос – самый не решаемый из вопросов, которые надо бы давным-давно решить в первую очередь. Вот уже не одну сотню лет его пытаются безуспешно сковырнуть из социальной повестки страны или хотя бы снизить остроту для населяющих Россию людей.

Сочнее и экспрессивнее своих современников — да и последователей тоже — животрепещущую проблему городского перенаселения при отсутствии жилищных перспектив расписали еще великие Ильф с Петровым в 1927 году. В романе «12 стульев» они посвятили целую главу общежитию имени монаха Бертольда Шварца. Вот некоторые выдержки из великого сатирического произведения, письменного свидетельства о подневольном совместном проживании 90 лет назад.

«Как и полагается рядовому студенческому общежитию в Москве, общежитие студентов-химиков давно уже было заселено людьми, имеющими к химии довольно отдаленное отношение. Студенты расползлись. Часть из них окончила курс и разъехалась по назначениям, часть была исключена за академическую неуспешность, и именно эта часть, год из году возрастая, образовала в розовом домике нечто среднее между жилтовариществом и феодальным поселком. Тщетно пытались ряды новых студентов ворваться в общежитие. Бывшие химики были необыкновенно изобретательны и отражали все атаки. На домик махнули рукой. Он стал считаться диким и исчез со всех планов МУНИ. Его как будто бы и не было. А между тем он был, и в нем жили люди…

Большая комната мезонина была разрезана фанерными перегородками на длинные ломти, в два аршина ширины каждый. Комнаты были похожи на ученические пеналы, с тем только отличием, что, кроме карандашей и ручек, здесь были люди и примусы.

— Ты дома, Коля? — тихо спросил Остап, остановившись у центральной двери. В ответ на это во всех пяти пеналах завозились и загалдели.

— Дома, — ответили за дверью.

— Опять к этому дураку гости спозаранку пришли! — зашептал женский голос из крайнего пенала слева.

— Да дайте же человеку поспать! — буркнул пенал № 2. В третьем пенале радостно зашептали:

— К Кольке из милиции пришли. За вчерашнее стекло. В пятом пенале молчали. Там ржал примус и целовались».

Смех — смехом, а буквальное проживание друг у друга на голове с вынужденным погружением в бездны и омуты чужой частной жизни очень популярно в некоторых странах. Например, в Японии чихать хотели на такие бытовые издержки высокой плотности существования, как сопение соседа за призрачной перегородкой, и вовсю шлепают капсульные отели.

Как пишут в Википедии, это «небольшие спальные ячейки, расположенные друг над другом. Находятся в основном возле крупных вокзалов или рядом с увеселительными районами.

Комната в капсульном отеле представляет собой капсулу размером примерно 2×1×1,25 м. Этого размера достаточно, чтобы спать, смотреть телевизор или читать. Обычно посетителей просят не курить и не есть в капсулах. Курение в капсульных отелях чаще всего запрещено.

Капсулы располагаются рядом друг с другом в два яруса. Приватность обеспечивается занавеской или дверью из стекловолокна в открытом конце капсулы.

Багаж постояльца хранится обычно в шкафчике, расположенном недалеко от капсулы. Туалеты также расположены отдельно и являются общими.

…Большинство постояльцев — уставшие офисные работники, не желающие совершать далёкую поездку домой от места работы, либо нетрезвые граждане, опасающиеся по разным причинам ехать домой.

В Японии в капсульные отели редко заселяют женщин, поскольку владельцы отелей относят их к источникам шума и беспокойства, что может помешать мужскому отдыху. Однако им могут всё-таки выделить один этаж, но при условии, что они не будут заходить на «мужскую половину» отеля.

Эти «ночлежки» достаточно дёшевы по сравнению с другими японскими гостиницами, цена — ¥ 2000—4000 за ночь ($ 21—42, € 16—31, £ 15—29).

Самый крупный капсульный отель — «Грин Плаза Синдзюку» в Токио, в котором 660 номеров размером 1×2×1 м.

А вот здесь подробные фото- и словесные впечатления широкого русского человека от проживания в таком необычном месте

Кстати, дурной пример страны восходящего солнца заразителен. Наша златоглавая и белокаменная столица держит равнение на японский быт. Эх, Москве бы еще проблему густонаселенных вагончиков и бытовок с азиатскими нелегалами порешать!

Как замечает все та же Вики, «осенью 2009 года руководство столичного международного аэропорта Шереметьево объявило об открытии в помещении одного из терминалов первого российского отеля капсульного типа «Воздушный экспресс». Однако, по данным официального сайта, отель создан по «европейскому типу» и напоминает традиционную гостиницу эконом-класса. Номера 1—3-местные, площадью 7,5—22 м², оборудованные санузлами с душем. Есть несколько VIP-номеров.

Гостиница близ Белорусского вокзала, открывшаяся в январе 2013 года, также позиционирует себя как первый капсульный отель в России».

Перспективами радикального, как харакири, решения жилищного вопроса по-японски заинтересовались и в провинции. И, похоже, непуганые ответственные лица из нашего края диких пчел уже подсчитывают барыши в пересчете на вложения. В их щебетании и клекоте в терновнике проскальзывают приятные творческие нотки-хлопоты. Им предстоит срочно укутать меркантильную прозаическую возню с квадратными метрами словесами заботы о молодой семье. Кудрявые формулировки и елей про доступность жилья уже льются, как из рога изобилия. Только рот пошире открывай да уши по ветру растопыривай.

«В Уфе прошел экспертизу проект домов с малометражными квартирами», – потирают руки в уфимской администрации.  – «В скором времени будет выдано разрешение на строительство. Дома с 20-метровыми квартирами будут строить в Черниковке на улице Кольцевой.

Цена квартир составит около миллиона рублей. Если использовать льготную ипотеку по программе «горожанин» сроком на 20-25 лет, первоначальный взнос составит 200 тысяч рублей, ежемесячные платежи — не больше 10 тысяч рублей».

Складывается впечатление, что цифры не самая сильная сторона уфимских управленцев. Они жонглирует ими с ощущением, что публика обязана рукоплескать и дрыгать от восторга ножками, какую бы околесицу те не несли.

Планируется запустить программу, по которой некоторые категории населения смогут получить заем на жилье со ставкой 5,5 процента годовых,— анонсирует добрые намерения городских властей их советник Владимир Барабаш.

Буквально через абзац он же обещает уфимцам «в скором времени ипотеку», но уже «со ставкой 7-8 процентов годовых по программе «Горожанин».

И тут же оговаривается, что «это будет не для всех. Будут учитываться категории граждан, сроки погашения».

Вот уж не зря поется: «синий туман похож на обман»

Не для всех – тогда для кого? Вы уж как-то определитесь, господа хорошие. Почем обойдется поддержка города? И кто станет новоселом-счастливчиком? «Студенты-химики» или «люди, имеющие к химии довольно отдаленное отношение?»

А то гладко да складно получается только на словах. Причем не только у советника уфимской администрации (кстати, что за должность такая — по идее работники мэрии сами себе режиссеры и не должны нуждаться в советах ещё каких-то советников), но и у первого заместителя главы администрации Уфы по строительству Александра Филиппова. Выступления г-на Барабаша в прессе он дооформил деталями, что строительный замах уфимской мэрии «на Вильяма, нашего Шекспира» станет называться «Мое первое жилье» и будто бы предназначены «малогабаритные квартиры-студии в основном, для студентов, которые раньше даже и не могли мечтать об этом».

Свежо предание, а потому в него не верится. Зато очень хочется внятного и убедительного рассказа о том —  что за дом собрался строить гоняющийся за джек-потом уфимский Джек. И не просто послушать Гансов Христианов Андерсенов,  Шарлей Перро, братьев Гримм и прочих сочинителей из чиновничьей среды, известной в России своей скользковатой репутацией и любовью к бюджетным средствам на дармовщинку. А специалистов с большой буквы. Для начала сойдут строители-профессионалы. Уж им ли не знать, что нам стоит — дом построить.

Можно ли вообще сбацать что-то приличное для нашего суровенького климата при средней цене квартиры в один миллион рублей? Какие стройматериалы для этого нужны? Не придется ли жильцам расплачиваться за дешевое и вредное производство своим здоровьем, как в свое время за «фенольное» панельное домостроение? Во сколько встанет подключение объекта к коммуникациям? И это только для завязки разговора.

Вообще-то на уфимских сайтах уже сейчас пруд пруди скептиков, считающих, что из затеи по малобюджетному строительству на Кольцевой не выйдет ничего путного. Среди поставивших зачин городских властей под сомнение есть вполне уважаемые специалисты.

К примеру, директор агентства недвижимости «Свой дом» Марина Петрова на сайте UFA1 назвала «порным решение строить такие дома. «Вряд ли квартиры в них по факту будут обходиться дешевле 1 500 000 рублей», – считает  источник. – «При этом уже сейчас в городе есть возможность приобрести малосемейку большей площади (в 28 квадратов) за 1 750 000 рублей. Кроме того, жить на площади в 20 квадратов действительно неудобно. Показательной здесь является ситуация с квартирами-студиями в городе. Их активно раскупают инвесторы, а вот для себя квартиры небольшой площади и без дополнительных стен приобретаются редко. Эффективнее было бы строить на те же деньги частные дома. При аналогичных вложениях граждане бы получили жилье более комфортного размера».

Поломать голову придется и при планировке малогабаритного жилья.

«В Японии люди живут и в меньших квартирах», – высказала свое мнение на том же информационном ресурсе дизайнер интерьера Нина Чистякова. – «Однако обязательно нужно учитывать, что по техническим нормам определенные площади должны выделяться на санузел и кухню. В малометражках сложно будет сделать их достаточного размера. На ум приходят квартиры пятидесятых годов прошлого века, где ванную могли установить на кухне. Как бы не вернуться к такому! Следует также учитывать, что современные квартиры всего в 2,5 метра высотой. Пространство получается даже более сжатым, чем в 13-метровых комнатах в коммуналках с высокими стенами. По сути, предлагаемый вариант – аналог общежития. С семьей, с ребенком жить там будет достаточно сложно…

Данные пространства – самые маленькие по размеру и самые технически оснащенные… Придумать, как оптимально использовать каждый имеющийся метр, будет непростой задачей».

Вот именно такого содержательного и профессионального обсуждения предстоящего строительства ждут от городских властей заинтересованные в доступном жилье уфимцы. Это нужно! А не пускание пыли в глаза. Обещание золотых гор высотою в три короба. И прочая детсадовская пискотня и ясельные восклицания про дешевую ипотеку, будто бы  способные покончить с многовековой жилищной проблемой одним махом и раз и навсегда.

Расул ГИЛЬМАНОВ.

 

Комментарии закрыты.