Либерализм потерпевших

Апрель 6, 2014

Новый раскол: «романтизм» против здравомыслия85057

На недавнем «Поединке» у Соловьева Николай Злобин высказал своему фееричному визавиПроханову весьма важную мысль, которая, как принято говорить, «всё объясняет»: вот американцы озабочены исключительно домашними делами – своей деревней, штатом, максимум – страной. Внешняя политика – удел немногих интеллектуалов, партийных «мозговых центров». А русские не занимаются не то что своей страной – даже своим двором или лифтом. Зато их хлебом не корми – дай порассуждать о мировых проблемах, о чужих странах, народах и правителях. Поэтому у нас, дескать, и Америка всегда и во всем виновата.

 Собственно, если кому-то не лень вчитаться в претензии наших домашних либералов, то почти все обвинения сведутся именно к тому же: внешняя политика как «операция прикрытия» для внутренней. Украина? Возбудить «анчоусов» пропагандой и – отвлечь от катастрофических проблем в стране. Крым? Развязать национал-патриотический угар и – отвлечь от катастрофических проблем в стране. Санкции, угроза изоляции? Обвинить во всех бедах Запад и – отвлечь от катастрофических проблем в стране. А вот «правильные» страны не заморачиваются чужими проблемами, но строят правильные системы, поэтому у них люди живут правильно.

 И действительно – а почему люди в самой вооруженной стране мира, отгороженной от всех сильных врагов океанами, не пережившей ни одной агрессии, таки не думают о внешних делах, а пашут, сеют и строят, и гордятся общественным строем? И почему русские, пережившие за пару веков несколько нашествий, что называется, «на убой», по своей генетической памяти полагают, что лучше сегодня недоесть, чем завтра быть без «тополей» с самыми ядреными боеголовками? Власть эту народную генетику нещадно и корыстно эксплуатирует, хотя ныне никакой угрозы нет, не так ли?

Ну вот, собственно, мы и попали в нерв. В этом – суть сегодняшнего раскола. А проходит он не по отношению к власти, к ее внутренней или внешней политике. Не по отношению к майдану и присоединенному Крыму – это, скорее, следствие. Наш интеллектуальный, в первую очередь, класс разделился не на государственников и либералов, и даже не на национал-патриотов и национал-предателей, а, я бы сказал, на геополитиков и романтиков.

 Геополитики считают, что если вокруг твоей страны базы чужого военного альянса, если оный расширяется никак не на Сахару, если Европа в который исторический раз объединилась без России под единым командованием и раз за разом объясняет, почему Россия вредна как явление, то последнее, на чем нужно экономить – это ядерный щит. Не потому, что нам конкретно не нравятся австрийские курорты или чешское пиво. А просто по генетической памяти, которая, зараза, не подводит. Которая, в том числе, помнит, что до евроинтеграции через майдан была евроинтеграция через Майданек.

 Романтики же мыслят предельно просто: меня на испанском пляже и в парижском ресторане никто ни разу не обидел, там всем глубоко пофиг, из России ты или из Австралии – так РАЗВЕ МОГУТ ЭТИ МИЛЫЕ ЛЮДИ ХОТЕТЬ ЗЛА мне и моей стране? Имеют право так думать? Ну а почему – нет? Их ведь лично и правда не обидели. Печей Освенцима не замечено, танковые корпуса Гудериана на границе не скапливаются, все вокруг поют о правах человека, свободе и демократии. А кто хочет мира дома, обязательно хочет мира вовне.

 Хотя вот с этой корреляцией «демократический дома – мирный вовне», все же, натяжечка выходит. Ведь у нас тут на днях сразу два юбилея нарисовалось: 65 лет НАТО и 15 лет бомбардировок Белграда. И чтобы чувствовать себя на 100% в безопасности перед самым сильным в истории человечества военным альянсом, нужно на те же 100% (меньше уже нельзя – риск) положительно утверждать следующее:

— Запад (сюда включим все: США, НАТО, Евросоюз, их отдельные члены, союзники и вассалы) не собирается нападать на государства, которые сами на него не нападают;

— Запад никогда не нападал на государства, которые на него не напали;

— Запад никогда не нападал на другие государства под искусственными предлогами.

 Вы как хотите, но моего романтизма на положительный ответ не хватает. Не по причине русской народной паранойи, а исключительно из-за хорошей памяти на факты. Вредное качество, но оно и мешает присоединиться к оптимистам.

 И украинская история в этом контексте выглядит несколько иной, не столь романтической, как нам ее представляют. Потому как можно, конечно, поверить, что люди там так изныли от коррупции, что не могли дождаться год до выборов. Ну представьте себе: просыпаешься ты где-нибудь в Шепетовке или Жмеринке и понимаешь – так тебя эта коррупция заела, так тебя золотые унитазы Януковича извели, что ты кушать не можешь. Вчера мог, а ровно сегодня не можешь. И ровно в ту же секунду точно так же подумали еще несколько десятков тысяч «онижедетей», а с ними совершенно случайно и несколько вооруженных «сотен» и «секторов». И пошли они брать силой Киев, чтобы в качестве награды за победу над олигархией получить выбор между конфетным и газовой олигархами.

 Но это будет потом, а до того совершенно незаметно в антикоррупционный пафос майдана как-то естественным образом вплелось соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Которое мало кто из майданствующих читал внимательно. А вот нам еще в октябре умные люди сказали, что в соглашении «…есть положения о координации военной и внешней политики. Собственно, украинская армия как таковая уничтожается, остается так называемый центр спецопераций, который должен будет принимать участие в военных операциях по разрешению кризисов на стороне ЕС. Таким образом, еще не вступив в НАТО, Украина окажется от России по другую сторону баррикад, например в случае столкновения, аналогичного войне в Грузии в 2008 году. Украина будет обязана проводить и внешнюю политику в русле ЕС. Иначе говоря, Россия получает на своих границах фактически форпост НАТО, с ограниченным суверенитетом и несамостоятельной политикой и не контролирующий свое население».

 И тут в большинстве из нас довольно быстро уснули романтики, и проснулись геополитики. Судя по всему, в Путине с Лавровым тоже. Как говорил яркий представитель одной советской республики не менее яркому уроженцу другой, «я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся». Просто сидеть бы Украине и сегодня с Крымом и дешевым газом, будь то при майдане или без оного, с Януковичем или без оного, ежели б не вполне реальный призрак НАТО, замаячивший над Севастополем. Даже при наличии – уж простите – русских в Крыму, референдумов, санкций, резолюций и прочего хорошего и плохого. Потому что, будем честными, терпеть Крым в нейтральной Украине, как кому-то ни противно – но таки можно. Третью мировую не начали бы. При всех художествах местной власти. Ну а то мы не терпим такие же – а то и похуже – художества и в других гордых и независимых постсоветиях, причем подружественнее и послабее Украины? Но есть у меня ощущение, что про русских там вспомнят не тогда, когда тем совсем плохо станет, а когда эти государства супротив географии и механики задрейфуют в сторону Атлантики.

 Строго говоря, нельзя сказать, что наши власти все эти 20 с гаком лет горели желанием собирать русские земли. А коли и горели, то не сильно это показывали. Но, как говорится, не было бы счастья – да майдан помог. Рак на горе свистнул, жареный петух клюнул, гром грянул, дождичек в четверг прошел. По тому, как наши друзья-оппоненты реагируют на Крым, есть ощущение – угадали наши геополитики: не исключено, что вся движуха в основном ради Севастополя и была затеяна. Теперь вот ручка у чемодана оторвана, а Россия делить ношу радостно отказывается.

 Так вот наши романтики ныне жалуются – многие, кстати, вовсе не со зла и не по причине печенек нуландовских: почто милых альпийских пенсионеров и абсолютно равнодушных к внешней политике американцев напугали? Нешто стоил этот Крым ссоры с такими хорошими ребятами? Тем паче, что ребята под такой «крышей» суровой? Как со слов Короля-Леонова в «Обыкновенном чуде» говорил его дядя, когда при том душили его жену: «потерпи, может, всё обойдется?». Когда во вполне романтические 90-е инфраструктура НАТО двигалась к нашим границам, когда в Евро-Атлантику стали тащить всех, кто поближе к России, когда поддерживали любой переворот, если там была обязательная опция про «москаляку» – у нас тут все время думали: обойдется. Ну не могут же…? и т.п. И так приучили к этому, что там решили – значит и с Украиной проскочит. Да недооценили.

 Но главное, чем расстроили наших романтиков – теперь своего майдана им, видать, не скоро ждать. То есть, конечно, вслух принято считать, что огонь от киевских покрышек непременно на Москву перекинется, и Мордор доживает последние часы. Уже выстроилась очередь выбивать имена на обломках самовластья. Однако про себя, глядя на всеобщий уралвагон-энтузиазм ширнармасс, трезво понимают, что скорее не Кремлю, а как бы самим не огрести по национал-предательскому лику.

 При то, что есть, конечно, тайный рецепт, как супостата извести. И он, если вдуматься, очевиден до неприличия. Ведь если наш человек так озабочен внешними угрозами, что забывает про внутренние, дело за малостью: надо эти угрозы убрать. Когда Горбачев с Козыревым стали обниматься с Рейганом и Тэтчер, так на радостях целую страну распустили. Просто под обещания дружить семьями и не двигаться на Восток. Я скажу страшное – но если бы НАТО сейчас самораспустилась и оружие побросала, у нас через месяц могла б и революция произойти – настолько горячим интересом наш народ к внутренним делам бы воспылал. Ну а поскольку с НАТО пока все хорошо будет (ну или плохо – как смотреть), то, похоже, будут тираны еще долго сливки с угрозы снимать. Ведь там, в отличие от нас, с романтиками во власти проблема: ни одного Горбачева у них за 65 лет НАТО, как ни крути. Был вроде Шредер, так Германия сама – оккупированная страна. Зато вне власти романтиков у них тоже – хоть отбавляй. Почитайте форумы американские или немецкие: там люди Путину не только Крым готовы отдать – они сами о Путине у себя мечтают. И резонно спрашивают друг друга: если мы радовались за обнимающихся немцев в 90-м, то почему нельзя порадоваться за обнимающихся русских в 14-м?

 Вообще романтиком быть жутко удобно. Ты – за мир. Ты – за все хорошее и против всего плохого. Война – плохо. Лезть в чужие дела – плохо. Ссориться с сильными и хорошими странами – кабы чего не вышло. Защищать от чужой агрессии слабых – «что скажет княгиня Марья Алексевна»? И, самое главное – как мы смеем что-то там говорить другим, присоединять территории и защищать русских, ежели у нас дороги плохие, пенсии маленькие и в больницах тараканы с перловкой? «Чумазый не смеет присоединять Крым» — это закон. Наведи порядок дома – и «Крымы» сами к тебе потянутся. А до того пусть там хоть полмира напалмом сожгут: имеют право – у них пенсионеры счастливы. Это непреложное правило: у кого пенсионеры счастливы, тот может бомбить кого угодно, делать аншлюс других государств в свой «четвертый рейх», раздавать печенек на 5 миллиардов на саморекламу, под шумок о золотых унитазах подсунуть соглашение с прицелом на тот же Севастополь. А ты – чини дороги и не высовывайся. Зато тебе для успокоения – у них пенсионеры счастливы, ну разве такие могут хотеть нам зла?

 Представьте себе, что в 2008-м, когда грузинские «грады» утюжили российских солдат и югоосетин, а танки долбили по спящему Цхинвалу, вместо нашего танкового «иду на вы» мы бы стали цивилизованно-дистанционно, не пачкая рук, мочить Тбилиси. Совершив 35 219 самолето-вылетов, сбросив более 23 000 бомб-ракет, в том числе кассетных и с обедненным ураном, погубив 1 700 человек гражданских, в том числе почти 400 детей, ранив ок. 10 тыс., оставив без воды миллион. Да нас бы прокляли на все времена, любые их романтики в отношении России стали бы лютыми геополитиками. А нашим – хоть бы хны: «значит так надо, Лешенька, надо терпеть». Им, со счастливыми пенсионерами, виднее. Даже когда еврокомиссия Тальявини признала через год (!) то, что знал у нас каждый ребенок: грузины начали первыми – наш романтик рассердился… на еврокомиссию! И назвал ее доклад «омерзительным».

 Исчезли наши проблемы от того, что России вернулся Крым? Нет, конечно. Теперь их стало даже больше – доброжелатели добавят. И каждую наш романтик будет смаковать в деталях: ага, курс упал еще на 30 копеек – а не надо было обижать княгиню Марью Алексевну! Или вот крымская дочь офицера нам скажет, что не все так однозначно – а не надо было признавать референдум. И санкциями нас замордуют – а не нужно было счастливых пенсионеров пугать. Романтики нам уже лет 300 говорят, что так, как мы живем, жить нельзя. Еще Иванушка у Фонвизина гордо вещал: «Тело моё родилось в России, это правда; однако дух мой принадлежит короне французской». Они и восторгались в своих салонах Буонапарте, когда russki muzhik уже поднимался со своей дубиной народной войны. Они говорили: «у немца силища, куда мы против него с нашими трехлинейками…?». Да и потом еще долго твердили: «трупами завалили, а могли бы баварское»…

 Проблем у нас всегда хватало. Я не помню периода, когда бы мы жили как Швейцария. Хотя и «счастливые швейцары», когда надо было, поднимались все и гнали супостата, невзирая на его силищу. Мы свои проблемы знаем не хуже романтиков. Просто не можем сказать крымчанам – «простите, ребята, всё понимаем, референдум у вас, но у нас Вологда не кормлена и дороги плохие, вы уж помыкайтесь под тягнибоками-ярошами еще лет 200, потерпите 6-й флот США в городе русской воинской славы, а там…». Помнится, вредный Василий Розанов писал в свое время: «Есть несвоевременные слова. К ним относятся Новиков и Радищев. Они говорили правду, и высокую человеческую правду. Однако если бы эта «правда» расползлась в десятках и сотнях тысяч листков, брошюр, книжек, журналов по лицу русской земли, — доползла бы до Пензы, до Тамбова, Тулы, обняла бы Москву и Петербург, то пензенцы и туляки, смоляне и псковичи не имели бы духа отразить Наполеона. Вероятнее, они призвали бы «способных иностранцев» завоевать Россию, как собирался позвать их Смердяков…».

 Это не значит, что нужно врать и не признавать наши проблемы, коль скоро против нас идет информационная война. А по сути – все та же «холодная», из которой, как выяснилось, выйти в одностороннем порядке без тотальной капитуляции нельзя. Как попытались выйти наши романтики при власти. И в этой ситуации романтик оказывается тем, кто показывает чужому болевые точки своей страны. Фонариками наводит авиацию противника. Которая не перестанет быть авиацией, даже если у них счастливее пенсионеры. Во главе их стран – свои геополитики, что бы они ни болтали про привлекательность ценностей и про ту же Украину: «какие пять миллиардов? Всё сама-сама-сама!». С точки зрения романтика – пусть они делают что угодно, нам со своим недемократическим рылом лезть в калашный ряд геополитики нельзя. Бомбить, расчленять, присоединять, признавать они могут себе позволить по праву хороших дорог и стриженых газонов.

 Вот только одна заковыка: хорошие дороги и газоны чаще всего бывают у тех, кто нагибает других. Силой – жесткой или «мягкой» — берет под контроль их ресурсы и экономики, меняет режимы, присоединяет в свои альянсы новые территории, наращивает вооружения. И вообще следит, чтобы не было в мире конкурентов – потому что иначе у конкурентов тоже будут хорошие дороги и счастливые пенсионеры. А, по простому правилу, если где-то прибыло, значит – где-то убыло. То есть – у твоих пенсионеров. Их геополитики у власти следят за тем, чтобы все грязное и неприятное – войны, производства, нищета, голод, болезни – было за пределами своей страны, а дома люди богатели на чистеньком делании денег из денег. Чтобы их домашние романтики искренне удивлялись бы, разглядывая в лорнет всех прочих: «почему они не едят пирожные?».

 Увы, мы еще долго не сможем позволить себе романтиков у власти. До тех пор, по крайней мере, пока таковые не окажутся у власти в странах с более сильными вооружениями и с богатыми портфолио агрессий против нашей страны. Счастливые пенсионеры на 6-м флоте не плавают. Никто не мешает и нашему романтику делать все для того, чтобы наши же пенсионеры были более счастливыми. Заниматься лифтами, подъездами, вывозом мусора с дач, а не вышвыриванием его в соседний лес. Но тут оказывается, что нашему романтику тоже интереснее корить нас чужим пенсионером и чужими дорогами. Что наш романтик – тот же геополитик, просто на другой стороне. Это наше всё Александр-свет Сергеевич мог себе позволить сказать: «Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство». Нашему презирателю не просто не досадно, он еще и специально поедет к иностранцу, чтобы поподробнее рассказать про наши беды и про то, как нас больнее наказать. А скажешь ему про национал-предателя – обидится. Все исключительно от высоких чувств-с. Даже от патриотизма, как он его понимает. Хотя и любит кокетничать фразой про «патриотизм – последнее убежище негодяев». А, кстати, верно. Патриотизм – это САМОЕ ПОСЛЕДНЕЕ, к чему прибегнет негодяй. Обычно, как показывает опыт, он до патриотизма и не доходит, а застревает на либерализме.

Олег Одинцовский

Свободная пресса

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель

Комментарии закрыты.