Когда вместо специалистов — жуки и фрукты

Июль 20, 2015

диплом 1Халатный и нерадивый работник – всегда проблема. Каждый из нас хотя бы раз в жизни сталкивался с мастерами-ломастерами и горе-спецами и восторга от этих встреч явно не испытывал. А вот неприятного осадка и личных переживаний, наверняка, было сколько угодно.
Но одно дело, когда перед вами мельтешит и куражится головотяп-сантехник под хмельком, рассеянный парикмахер или портной, у которого руки-крюки. И совсем другое, если рядом, халатный водитель пассажирского транспорта, архитектор-проектировщик, следователь, авиадиспетчер или врач. Цена ошибки в этих и других связанных с чужими жизнями областях не просто испорченное настроение. На кону — человеческие судьбы.

Родственники 60-летней жительницы Стерлитамака пенсионерки Лидии Гусятниковой «достоинства и прелести» республиканской медицины прочувствовали на собственном опыте. Они до сих пор не могут прийти в себя от встреч с работниками аж трех больниц, которые полтора месяца не могли определить гангренозный аппендицит у их близкого и любимого человека, и своими невежеством и тупостью отправили его прямиком на тот свет.

Полтора года назад женщина поступила в первую городскую больницу Стерлитамака с жалобами на боли в животе. Там ей диагностировали «панкреатит» и через неделю выписали домой. Все это время у пациентки держалась температура 37-38, боли не прекращались. От просьбы измерить давление врачи отмахнулись – нужно свой аппарат иметь. Промурыжив пожилого человека в таком состоянии неделю, ее без улучшений выписали. На прощание «гиппократы» из стерлитамакской больницы №1 посоветовали больной в целях скорейшего выздоровления голод, холод и покой.

Естественно, что это оптимистическое напутствие вместо экстренного хирургического вмешательства не помогло, да и не могло помочь. На следующий день «Скорую» вызвали повторно. Лидию Владимировну увезли во вторую по счету и номеру городскую больницу. Но и там «светила медицины» развели руками и, как следует в таких запутанных случаях, когда «чуйка» подозревает недоброе, умыв их, спровадили пациентку на обследование в уфимскую клинику при БГМУ.

Там у несчастной женщины откопали болезнь уже из другой «оперы» – пневмонию и оперировали ей легкое. Профессор удалил из плевры кусочек гноя и уверял, что все будет в порядке. Но температура по-прежнему держалась, а боли не проходили.

3 марта Лидии Гусятниковой не стало. Только после вскрытия диагноз был поставлен правильно — гангренозный аппендицит. А причина смерти – инфекционный шок. Обычное дело, если больного не лечить вовремя.

Раздавленные этой трагедией родственники подали на убийц в белых халатах в суд. Месяц назад было вынесено решение. О причинах загубленной жизни в юридическом документе говорится сухо и лаконично. Медики недостаточно обследовали больную, неверно интерпретировали результаты исследований и не провели дополнительную диагностику и срочную операцию. Преждевременно прерванную по халатности врачей жизнь некогда очень общительного, деловитого, любимого и уважаемого в городе человека суд оценил в миллион рублей. Именно таков общий размер денежного взыскания в пользу истца. 100 тысяч с больницы №1, 500 тысяч с больницы №2 и 400 тысяч с больницы БГМУ.

Из года в год статистика таких вот вопиющих случаев в нашей стране не меняется, а то и вовсе растет.

На излете советской власти все валили на кумовство и повсеместный блат в высшем образовании. Дескать, не тех и не туда набирали. Больше других республиканских альма матер флером, куда без мохнатой лапы не сунешься, были окутаны юрфак БГУ и башкирский мединститут. Чуть позже этим душком пропиталась школа МВД.

Ну вот, казалось бы, времена изменились. Чудом сохранившиеся бюджетные места в вузах можно пересчитать по пальцам. Открылось несметное множество новых специализаций. За деньги абитуриентов, которые платят из родительского кошелька, чего не открыть-то? Да что высшее образование! В обыкновенной средней школе предметов сейчас раза в полтора больше, чем до развала страны советов. А росту личной квалификации, хоть ты тресни, эта широта специальностей на пользу не идет.

В полку безграмотных специалистов, неспособных отличить пневмонию от аппендицита, постоянный прибыток, модный писк, бум и аншлаг в одном флаконе и незарастающая народная тропа в придачу. Жить и трудиться бок о бок с такими «квалифицированными и высокообразованными» кадрами нормальному человеку, не экстремалу, просто опасно и страшно. Тут и в самом деле не до шуток, если даже профессорское звание нынче не гарантирует, что перед вами специалист с большой буквы. А не какой-то прощелыга и хитрован, надергавший из божьей бороды немалых чинов на смутной переменке, когда защищались все, кому не лень.

К тому же, как выясняется, послевузовское профессиональное образование и ученые степени «формулам-1», «наскарам» и прочим гонкам за длинным рублем без правил совсем не помеха. Наоборот, они незаконному извлечению прибыли весьма способствуют. Только за минувшую неделю республиканская печать сообщила об уголовных делах, возбужденных за мошенничество, против сотрудников двух разных башкирских вузов.

В первом случае, со ссылками на прокуратуру, стало известно о денежных махинациях финансового директора БАГСУ. Именно в этом вузе большинство мечтающих о головокружительной карьере доучивается на республиканских чиновников и управленцев.

При Муртазе Рахимове БАГСУ верховодила и ведала его правая рука и визирь по части суверенной идеологии Мансур Аюпов. Как известно, верная и щедрая рука — всегда друг индейцев. Рисуя заманчивые карьерные перспективы в бытность аюповского руководства, это образовательное учреждение только и делало, что козыряло и бравировало, что оно «при президенте». Это было едва ли не единственной его добродетелью. «Стоял поп на копне, колпак на попе, копна под попом, поп под колпаком». Словом, все с полуслова понимали, что с корочкой о таком образовании не пропадешь и считали вопрос о своем крутом трудоустройстве делом плевым и почти решенным.

Но с тех пор, как республику возглавил Рустэм Хамитов, об образовательной силище под названием БАГСУ при президенте приходилось слышать все реже. А после того, как эфемерную должность президента одной из российских провинций заменили на скромное и внятное название – глава региона, быть при ком-то и под кем-то стало совсем неудобно и даже слегка оскорбительно. Но это не означало, что сотрудники БАГСУ, раздувшегося при Рахимове, как упырь во время кровавой трапезы, сами подрастеряли аппетит и захотели жить скромнее. Вот и криминальная хроника лишний раз это подтверждает.

Того же начфина БАГСУ, этой кузницы по бесконечному выпуску великих башкирских чиновников, признали виновным в покушении на мошенничество в особо крупном размере. Два года назад он потребовал 600 тысяч рублей от своего знакомого, который выиграл конкурс на должность директора ГУП «Конгресс-холл». Во столько финансовый директор академии оценил протекцию своему приятелю — претенденту на эту заветную вакансию.

Решив заработать на друге, он в ярких красках расписал ему свои обширные связи в государственных органах и иные собственные достоинства. Однако «реальной возможности повлиять на решение конкурсной комиссии не имел». Вымогатель был задержан сотрудниками ФСБ с поличным, когда получал оговоренную сумму в размере 150 тысяч рублей.

За свои подвиги этот «химик-академик» получил полтора года лишения свободы условно с испытательным сроком на два года, а также штраф в размере 150 тысяч рублей. Но этот приговор осужденного не устроил – своей вины он так и не признал. Прокуратура также озадачена мягкостью наказания и намерена обжаловать решение суда.

Вот такие времена и нравы нынче в высшей школе. А БАГСУ, между прочим, — это не какая-то артель имени Клары Цеткин по пошиву тапочек на дому. Готовят в академии не кого попало, а управленческие сливки башкирского общества. Небось, лекциями про законность и противодействие коррупции своих слушателей лошадиными дозами пичкают и все уши им про неотвратимость наказания прожужжали. А толку – ноль. Уже у самих черти что под носом делается. Целый курс рэкета с практическими занятиями по вымогательству сверх учебного плана и вне расписания.

«Где, укажите нам, отечества отцы, которых мы должны принять за образцы? – волновался за своих современников два века назад грибоедовский Чацкий. Похоже, что при той жажде наживы, какой подвержены отдельные сотрудники пресловутого БАГСУ, в его стенах и среди бывших выпускников, мы тоже отыщем их, ой как нескоро.

Но плоховато с кристальной честностью не только там, где муштруют и натаскивают чиновников. Рыбье туловище и хвост тоже не в порядке.

Вскоре Кировский суд рассмотрит еще одно дело о выдаче поддельного диплома Башкирского государственного университета по специальности «Юриспруденция». В мошенничестве, посредничестве во взяточничестве и подделке документов обвиняют бывших сотрудниц экономического и филологического факультетов.

По версии следствия, осенью 2014 года леди с экономфака поинтересовались у сеньоры с филфака — может ли их знакомая получить высшее образование по сокращенной форме обучения. А та предложила им не париться даже с укороченной учебой, а купить готовый диплом. И таксу за оформление выставила – 250 тысяч рублей. Теплую женскую компанию взяточниц накрыли с поличным после получения денег и передачи фальшивого диплома абитуриенту. Как и начфин БАГСУ, ученые дамы полны благородного негодования и вины за собой не признают.

А в январе на взятке в 270 тысяч рублей заловили 67-летнего преподавателя Уфимского государственного нефтяного технического университета. Ему отчего-то тоже не жилось спокойно на пенсию и жалование доцента кафедры прикладной химии и физики. Для поддержки штанов он «предложил старосте группы третьего курса собрать со студентов деньги за проставление экзамена без его фактической сдачи». Один балл предприимчивый преподаватель оценил в тысячу рублей. Оценки выставлялись по договоренности. За тройку – три тысячи, четверку – четыре тысячи, пятерку – пять тысяч с носа.

Одна из студенток не захотела нести назначенный преподавателем феодальный оброк по прикладной физике и химии и вместо фиктивного зачета сдала вымогателя полиции. По договоренности со следствием она передала зачетку старосте. А та, согласившись на оперативный эксперимент, под наблюдением полицейских отдала всю сумму преподавателю и забрала зачетку с отметкой. Во время осмотра у взяточника были обнаружены и изъяты все 270 тысяч рублей.

Конечно, поимка лихоимцев с поличным всегда безусловный плюс. Но это жалкая капля в море того, о чем мы не знаем, но о чем и подумать страшно. Очень может быть, что карательные и профилактические меры нам уже не помогут и не спасут.

Возможно, кому-то на заре рынка в России и впрямь казалось — все, что за деньги, – выше качеством. А бесплатное – ненадолго и для дураков. Но горький нажитый опыт показывает совершенно иное.

Мы редко об этом задумываемся, но у многих, получивших образование за свои «шиши», есть железобетонное, неписанное правило. Вкладывать ум, душу и сердце в профессию обратно пропорционально затраченным на учебу собственным средствам. Сегодня выпуск кадров «за деньги» в стране освоен серийно и поставлен на конвейер.

Не по этой ли причине нам все чаще и чаще приходится остерегаться самих себя, постоянно рискуя оказаться в положении стерлитамакской пенсионерки, с которой так нелепо и жестоко разделались безответственные и безграмотные врачи? И что хуже всего: ни с кого за это людоедство «не со зла, а по невежеству» не спросишь.

Так не проще ли поинтересоваться у самих себя — зачем нам специалисты, которые ничего не умеют и ни за что не отвечают? И не откорректировать ли радикально выпуск этой потенциально опасной биомассы?

Пройдет еще десяток лет и станет поздно. Спрашивать будет не с кого. Учить — некому. А мы захлебнемся в бесконечном бурном потоке непрофессионализма, халатности и наплевательском отношении к самим себе.

Расул ГИЛЬМАНОВ.

Написать ответ