Стратегия ожидания чуда

Сентябрь 1, 2015

595985Антикризисный план правительства строится, похоже, лишь на росте нефтяных цен

Почему отечественные власти так вяло реагируют на кризис, что все более ощутим для населения? Чего они ждут? Может быть, ждать — это их антикризисная стратегия? И если это так, то сработает ли она?

24 августа баррель нефти марки Brent стоил 42,5 доллара. Однако уже 29 августа цена достигла почти 50 долларов. Рост оказался стремительным. И тому можно найти обоснование более серьезное, чем несущественное снижение запасов «черного золота» в США. 45 долларов за баррель — примерный это уровень себестоимости «бочки» сланцевой нефти. В августе падение рынка «пробило» эту чрезвычайно важную отметку. Возникла угроза значительного сокращения добычи в США, а это не могло не обеспокоить власти. Это, вероятно, и развернуло рынок.

Едва нефть поднялась в цене на мировом рынке, в России поменялись официальные прогнозы. Чиновники перестали ожидать снижения до 40 долларов за баррель и принялись ожидать роста стоимости нефти. Вновь кажется, что выжидательная политика оправдывает себя. Однако одно дело создать впечатление о скором повышении цен на нефть (мечта отечественной элиты), а совсем иное его получить. А получить его можно лишь в ограниченном объеме. Весенние мечты о 70 долларов за баррель закончились резким падением нефти. И нового падения цен не миновать.

В 2008—2009 годах выжидание лучших мировых цен на нефть и иное сырье было основой антикризисной политики России. Стабилизация на глобальном рынке и в отечественной экономике породила не обновление и развитие, а разговоры о модернизации. Эти разговоры получили едкое название риторической пятилетки или реиндустриализации слов. Нет сомнения, что только из-за безоговорочной уверенности элиты в нереальности длительного снижения цен на нефть, мы не использовали вполне подходящий момент для структурных изменений в экономике страны.

Однако вторая волна кризиса вновь выявила слабость российской экономики — сырьевой и зависимой от внешнего спроса, импортных промышленных товаров и источников капитала. За 2013−2015 годы рубль вдвое опустился к доллару, а средний класс эпохи нефтегазового застоя был смыт кризисом. Этот факт остается в силе несмотря на стремление ЦБ поднять курс рубля. Российская валюта укрепилась на волне роста стоимости нефти в мире, но не укрепляется национальная экономика. А в слабой экономике не бывает сильной валюты. Причем экономика России далеко не достигла кризисного «дна», сколько бы чиновники в этом не уверяли.

Вторая волна кризиса, обозначившись в ЮАР, Бразилии и России, добралась и до Китая. Шторм на азиатских рынках лишь первое тому доказательство. Далее Поднебесная вместе с другими странами региона потянет вниз мировые цены на сырье, что будет уменьшать заказы на китайских предприятиях. Для России это означает, что безо всякого плана и согласия со стороны элит, страна постепенно отсоединяется от сырьевой торговли. Вернее, разрушается модель российского экспорта и импорта, тогда как естественным образом растет потребность в возрождении промышленности и замещении дорогих ввозных товаров.

Страна оказалась на пороге больших перемен, которые сверху никто не собирается совершать. Но правящий класс не только выжидает спасительного роста цен на сырье. Он вынужден заигрывать с США и ЕС и, одновременно, огрызаться на их выпады. Запад же стремится взять экономику России под свой контроль, как уже сделал на Украине. Вторая волна кризиса, таким образом, породила серьезные политические последствия для страны, стихийно создав в ней партию сопротивления внешним врагам. Но это не элитарная, а широкая народная партия.

У России нет выбора: если мы хотим развиваться, мы должны поднять свое производство и расширить рынок, одновременно защищаясь. Нам нужно возродить социальное государство и вернуть власть народу. Пока же страна удаляется от этой цели. Но «второй кризис» еще далек от кульминации. Основное падение старой сырьевой экономики России впереди. Новая же — не придет сама собой. Отказ от неолиберальной экономической политики не случится чудесным образом. Произойти он может только если общество выразит волю к переменам.

Однако чиновники не теряют надежды на чудесное разрешение всех проблем. Сейчас, возможно, им кажется, что ФРС США снова начнет раздавать деньги банкам, что поднимет цены на нефть. Но цены на нефть держались, прежде высоко, еще и благодаря росту экономики Китая. А сейчас там кризис переходит от биржевой стадии к банковской, что рано или поздно приведет к сокращению производства, а не только его темпов роста. Осознать значение этого для мировой и российской экономики несложно, но отечественные чиновники не хотят изменений и ждут чуда.

Василий Колташов

Свободная пресса

Написать ответ