Получили-откажитесь!

Сентябрь 30, 2015

1435481412_7Минобороны России пытается вернуть компенсации, выплаченные жителям Урмана.

Взрывы на складе Минобороны РФ у жителей поселка Урман не получается забыть уже больше четырех лет. Многие из них заявляют, что деньги не выплачены в полном объеме, а самые стойкие по-прежнему бьются за свои права в суде. Однако служители Фемиды не спешат соглашаться с их требованиями, считая, видимо, что люди слишком много просят. А если все же соглашаются, то потом отказываются. Именно так произошло у пострадавшей Екатерины Артамоновой: пол миллионна рублей ей сначала выплатили, а потом решили забрать обратно.

За возмещением ущерба в суд обратилась еще мать Екатерины Александра Яковлевна. В 2011 году взрыв разрушил ее дом, где она проживала с дочерью, сыном и 99-летней мамой, которая погибла. После этого женщина получила компенсацию от местных властей в 5 тысяч рублей. Еще 10 тысяч получила сама Екатерина. Ее несовершеннолетнему сыну, который единственный из всех членов семьи был зарегистрирован в Урмане, дали дом и выплатили 100 тысяч рублей. Люди заговорили об имущественном ущербе, компенсации морального вреда, которые, как они тогда надеялись, им выплатят из федерального бюджета. Но власти, видимо, посчитали: достаточно того, что дали.

Пожилая женщина решила бороться за свои права через суд, подав иск к Минобороны. В марте этого года, не дождавшись решения, Екатерина Яковлевна умерла, и за ее права в суде, продолжила бороться уже дочь. Долгие ожидания все же увенчались успехом. Весной этого года Московский Пресненский суд определил взыскать компенсацию за имущественный ущерб в 500 тысяч рублей с Минобороны. Деньги перечислили на счет, в семье наконец-то с облегчением вздохнули. Но лиха беда начала. Минобороны подало апелляционную жалобу в Московский городской суд, а там судебная коллегия отменила решение, посчитав, что в первой инстанции истцы привели недостаточно доказательств. Отказ, кстати, получил и сосед матери Екатерины, инвалид без ног Николай Волков. Он, получается, тоже слишком много хочет.

«Я считаю, что это несправедливо, так поступать с людьми, которые пострадали не по своей воле, а из-за неаккуратности, халатности тех, за которых на тот момент несло ответственность Минобороны, — возмущается Екатерина. – Теперь у меня хотят забрать деньги, которые нам присудил Уфимский военный городской суд по результатам экспертизы. А ведь это деньги моей семьи, мы там жили, росли. И на самом деле 500 тысяч — это копейки. Нам должны были выплатить и моральный ущерб. Изначально мама  сумму запрашивала больше, как моральный вред для внука, но поскольку я в больницу не обращалась, доказательств нет, поэтому мне в итоге и отказали».

 Адвокаты Екатерины сейчас готовят касационную жалобу: она намерена идти до конца. Но таких, как она, – единицы. Основная масса людей, как у нас это часто бывает, смирилась, забыла и живет как прежде. По словам жителей Урмана, люди в поселке получила компенсации в большинстве своем в 5-10 тысяч рублей. Многим обещали дополнительные компенсации. Кому-то их действительно дали, как поговаривают в поселке, — «приближенным к сельсовету». Кому-то – нет. Можно все доказать, но для этого надо самоорганизоваться, собирать, бумаги, подписи, проводить экспертизы. У многих для того, чтобы доказать свою правоту недостаточно знаний или просто энергии и желания. А денег на адвоката часто нет. А о трагическом событии в Урмане постепенно забывают. Волна возмущения вроде поднялась вновь в начале лета этого года. Когда около поселка вновь раздались взрывы не до конца очищенной и практически запущенной территории бывшего военного склада. Но потом и это событие ушло с новостных лент, и вновь о нем не говорит никто. И приходится констатировать, что вспомнят о пострадавших или нет, как это ни печально, зависит только от них самих.

Наталья Кузнецова

Написать ответ