Академия параллельных наук

Апрель 22, 2014

23_04

   Наука как феномен и соответствующие ему атрибуты (вузы, академии наук, периодические издания) появились еще в Европе Нового времени. Если быть точнее в XVII в. С тех пор, наличие академии наук воспринимается как неотъемлемый элемент любого суверенного государства.
Придя к власти и обуздав волну парада суверенитета в начале 1990-х Муртазе Рахимову сразу же понравилась идея местных подхалимов о том, что нужно создавать свою Академию наук и свою науку вообще. Суверенную. Башкирскую.


Бабай сразу распорядился выделить деньги, расширить площади, предоставить служебные машины и корочки некоторым своим доверенным лицам. Состояла эта структура тогда, да и сейчас состоит, насквозь из представителей титульной нации.
А задач у структуры этой было две. Задача первая – подтверждать всевозможными социально-экономическими, демографическими, политологическими и, особенно, историческими, как правило, псевдоисследованиями, что в Башкортостане при Рахимове живется намного лучше, а башкиры самый древнейший на свете народ. Конечно среди исследований и ученых их осуществляющих попадались и серьезные, но таких было меньшинство и располагались они в основном не в социогуманитарном, а естественно-техническом секторе.
Задача вторая – посадить туда людей из ближайшего окружения, родственников да кумов из знатных башкирских кланов, которые кроме солидного надувания щек, делать ничего не умеют. Вот так и был создан некий атрибут престижности, суверенитета Республики Башкортостан.
Короче говоря, Академия наук в том виде, в котором она существует сейчас – это чисто статусная вещь, созданная Рахимовым, во всем создававшим параллель Центру. Странно наблюдать как сейчас, когда по всей стране в системе высшего образования и научно-исследовательском секторе идут масштабные реформы в Академии наук сибаритствуют. Не хватающие звезд с неба, но нужные республике вузы с содроганием сердца ждут августа, когда из Минобранауки РФ приходят «расстрельные» показатели мониторинга эффективности вузов.
Вот, например, педуниверситет (БГПУ) и особенно Аграрный (БГАУ) балансируют буквально на грани, а бывший Институт сервиса (УГУЭС) выживает только благодаря протекции бывшего ректора Дегтярева, ныне влиятельного депутата Госдумы.
В этих условиях, в Академии наук – все как в позапрошлом веке. Чинно. Благородно. Сотрудники весь день чаи пьют, а руководство, эти светилы науки вообще не понятно где. Их днем с огнем не сыскать. Да и кто в руководстве-то у них? Ну ладно Президент – Бахтизин, известный математик. А что за политолог такой вице-президент Академии Мансур Аюпов? Он всегда был политиком, когда ж он великим ученым стать-то умудрился? Выясняется, стал, и даже труды научные имеет.
А если серьезно, то деятельности нашей Академии наук никакими критериям эффективности вузов не отвечает. Давайте посмотрим, например, сколько у того же Аюпова Мансура Анваровича статей, входящих в журналы базы Scopus и Web of Science, по которым сейчас оценивается эффективность научной деятельности вузов РФ? Нет таких вообще. А может быть посмотрим индекс цитирования на те статьи, что есть хотя бы в российской базе (РИНЦ). Из всего массива гениальных творений М.А. Аюпова цитаты на его работы встречаются только 6 раз. В том же, БГАУ у среднестатистического доцента аналогичный показатель выше на порядок. Вот такие вот ученые возглавляют Академию наук республики.
Словом, входящие в эту структуру научно-исследовательские институты гуманитарного сектора, совершенно определенно задачам развития республики не отвечают. А все потому, при Рахимове власть в объективной социологии, или, скажем, истории не был заинтересован. Вот и сохраняется эта паразитическая инерция до сих пор. А нашим академикам все параллельно…

 

 

Комментарии закрыты.