Жизнь вне зоны видимости

Ноябрь 11, 2015

интер_1В Уфе чиновники отказываются сносить дом, хотя он разрушается на глазах

Многие жильцы дома на ул. Интернациональной, 175 в последние годы боятся ложиться спать. Они не исключают, что могут проснуться под обломками. В стенах –  глубокие трещины. И когда по расположенной неподалеку железной дороге идет поезд,  весь дом трясет. В квартирах помимо того нет элементарных удобств – горячей воды и ванной. Однако местные власти расселять дом пока не планируют, хотя их просят об этом несколько лет подряд.

Уже почти пять лет, как 52-летняя Гузель Гималетдинова обивает пороги кабинетов чиновников и судов. Именно тогда в доме на ул. Интернациональная, 175, где она живет, пошли крупные трещины. И пять лет ее будто не слышат.

интер_2— Я обошла все коридоры, все инстанции, я хочу наконец, чтобы меня услышали, дом может просто упасть! Но вместо этого мне присылают отписки, а работники нашей администрации просто смеются мне в лицо, — чуть не плача, рассказывает женщина.

Картина действительно не радужная. Все стены и потолок в крохотной квартире Гузели покрыты трещинами. В глубину самой большой из них уходит линейка длиной 30 сантиметров, но даже она не достает до конца. Дверные проемы и балки перекошены, это видно невооруженным взглядом. Ремонт делать нет никакого смысла – любая новая отделка сразу же отходит.

Квартира без ванной

Дом на Интернациональной построен в 1944 году. В нем в буквальном смысле можно выжить, но нельзя нормально жить. На все про все в квартире Гузели 24 квадрата. 14 квадратов – жилая зона, где помещаются две кровати и стол, 7,5 квадратов на кухню и по квадратному метру на прихожую и туалет. В доме нет горячей воды и даже ванн: их просто негде поставить. Между тем, еще в январе  2006 года Правительство России выпустило постановление, согласно которому все необходимые для бытовых нужд предметы должны быть установлены в каждом многоквартирном доме.

— Если ванн, унитазов и раковин в доме нет, то власти должны их установить, но в нашем доме это невозможно, для этого нет места, — поясняет Гузель, изучившая за годы борьбы с чиновниками все тонкости законодательства. – А с учетом того, что дом еще и разрушается на глазах, нас давно уже должны были расселить.

Дом аварийный, а будет ремонт

IMG_0207По документам (ответы администрации города, копии имеются в распоряжении «Отечества» — прим.ред.) дом признан аварийным в феврале 2011 года. Именно поэтому, как пояснили в администрации города, в федеральную и региональную программы по расселению аварийного жилья, он не попал: в ней установлен лимит до 2007 года. Своих денег у города на такие цели нет. А инвесторы этой площадкой не интересуются: дом на ул. Интернациональной расположен на самой окраине малопривлекательного района города. Еще в 2011 году Гузели ответили, что администрация будет искать возможность снести дом. Однако воз и ныне там. Вместо того, чтобы снести дом, администрация решила провести в нем ремонт.

интер_3— С 2011 года они присылают мне отписки, я пишу в другие инстанции, выше, в надзорные органы,  главе региона Рустэму Хамитову, а мои письма просто «сверху» спускают «вниз», в администрацию: к тем же чиновникам, которые мне отказывают, — говорит Гузель.

Не добившись нужных действий от чиновников, женщина обратилась в суд. И решение в ее пользу было принято в двух инстанциях: администрацию обязали обследовать дом на предмет пригодности для проживания. За дело взялись судебные приставы, но и тут дело не увенчалось успехом. Пока они пытались обязать мэрию выполнить нужные действия, дело дошло до Верховного суда, который отменил решение.

— Я уже просто не знаю как быть, не могу добиться ответа ни в одной инстации, ни суды, ни прокуратура, нигде нет правды, — сетует Гузель. – А в свою квартиру между тем заходить с каждым днем все страшнее и страшнее…

Наталья Кузнецова, фото автора

Написать ответ