Не обезьяны мы

Ноябрь 20, 2015

    Байки о гражданском обществе, вернее, об его отсутствии в России, постоянно гуляют по средствам массовой информации. «Ученые» мужи, доморощенные философы договариваются до того, что народ наш еще не вытравил из себя раба, сидящего в нас еще с крепостного права, поэтому каждый начальник может с ним делать все, что захочет. И потребуются, мол, еще века пока российский человек станет похож на цивилизованного европейского гражданина.Сравнение с шимпанзе, которому потребовались миллионы лет, чтобы превратиться в гомо сапиенс, конечно, несколько удручает, но дает хоть какую-то надежду.
На самом деле люди, говорящие и пишущие такую лабуду, не знают ни своего народа, ни его способности собраться и действовать, когда требуют обстоятельства. И не только в столицах, где брутальные пассионарии время от времени увеличивают работу правоохранительным органам, организуя массовые флэш-мобы. В провинции гражданское общество не спит, оно решает конкретные задачи и часто добивается результатов.
У нас, в Башкирии, примеров, когда голос гражданского общества звучит громко, много. Самый последний пример – борьба за сохранение оставшихся шиханов в Ишимбайском районе. В течение нескольких лет химическое объединение «Сода» из Стерлитамака пыталось всяческими силами добиться доступа для разработки шихана Торатау, являющегося природным памятником. И долгое время было не понятно, устоит ли этот холм, больно уж большие силы были задействованы для его уничтожения. Сотни публикаций в прессе, пикеты и митинги, возмущенные письма во все инстанции – это работа гражданского общества. И общество победило, глава республики Рустэм Хамитов объявил о том, что шиханы останутся неприкосновенными, а «Соде» предложили другие варианты добычи сырья для производства.
В Уфе никто не забыл о том, как чиновники местной администрации начали вырубать лес вдоль улицы Блюхера, якобы, готовясь к прокладке линии для скоростного трамвая. Делали это, не имея ни проекта, ни разрешения. Народ собрался, возмутился и потребовал прекратить беспредел. Его услышали, рубку леса прекратили, а проект так и умер, не успев появиться. В парке лесоводов министерство лесного хозяйства взялось строить дома, не имея на то никакого разрешения. Народ снова возмутился уничтожением зеленого массива в городе. Чиновники минсельхоза лишились своих постов, а парк привели в порядок, где людям приятно отдыхать.
Гражданское общество не спит, оно действует. Вот республиканское министерство, призванное охранять природу и заботиться об экологии, решило устроить мегасвалку в Иглинском районе. То ли от некомпетентности, то ли обычная коррупция, но ни возражения экологов, ни возмущение окрестных жителей чиновников не беспокоило. Однако голос граждан зазвучал еще сильнее, и его услышали, проект, грозивший экологической катастрофой, был остановлен.
Не секрет, что силу гражданского общества пытаются использовать в своих целях разного рода проходимцы. Наглядный пример – шум вокруг строительства деревоперерабатывающего завода «Кроношпан» недалеко от уфимского микрорайона Шакша. Его возведение никак не было согласовано с местными жителями, которые обоснованно беспокоились о возможном вреде для себя от соседства с таким производством. Начались массовые выступления против строительства. Тут же появились «спонсоры» из числа известных аферистов, которые устраивали проплаченные митинги, пикеты и голодовки. Все это накладывалось на проводившиеся выборы в разные органы власти. В конце концов, чиновники поняли свою ошибку, провели все необходимые исследования, результаты довели до населения. Тут и выборные мероприятия закончились, активисты протестного движения, срубив свои «бабки», исчезли вместе со своими заказчиками.
О силе гражданского общества говорит и тот факт, что чиновникам, затевающим то или иное не совсем честное дело, приходится изворачиваться. Они тоже учатся. Одним из таких неблагородных приемов стали так называемые «общественные слушания». Вообще-то общественные слушания, если что-то задевает интересы людей, необходимо проводить по закону. Другое дело, как они проводятся. Под видом заинтересованных граждан собирают муниципальных служащих, закрывают двери, что-то обсуждают и пишут протокол – «все в ажуре». Если какому-то горлопану удается прорваться на это собрание, то его выносят на руках. Так было и со скоростным трамваем, с мегасвалкой и со многими другими делами. Не всегда такие фокусы удаются. Поэтому чиновники часто пытаются поставить общественность и заинтересованных граждан перед свершившимся фактом. Так пытались выбросить из Уфы республиканский архив, так уничтожили студенческую поликлинику.
К сожалению, у нас не развито не гражданское общество, а политические объединения. Наши партии (а их множество) практически никак не опираются на гражданское общество. Об этих партиях мы узнаем только во время избирательных кампаний. Даже неизвестно чьи интересы они выражают, хотя в своих названиях многие из них несут вполне определенные направления. По крайней мере, ни одна из них не приняла участия и не обозначила своего отношения к акциям гражданского общества. Наши партии обслуживают интересы определенных людей, которые желают быть депутатами, участвовать в разделе общенародной собственности и государственной казны. Менее чем через год в стране пройдут очередные выборы в Государственную Думу. С чем пойдут партии на эти выборы, о чем отчитаются?
Гражданское общество у нас есть, оно действует через свои общественные организации, через активистов. Общество становится настойчивей и строже. Мы не рабы и не шимпанзе, а вполне себе сознательные гомо сапиенс. И любое событие найдет у нас соответствующий отклик.

Сергей Кузнецов

Написать ответ