Лузеры праймериз и аннулированные путевки в депутатскую жизнь

Май 23, 2016

383611117

По мере прояснения имен будущих кандидатов в депутаты в партийных списках от «Единой России», общественной веселухи и движухи становится все больше.

Вообще-то не принято выносить сор из такой избы, как «партия власти». Но регионы, где все так намешано, — совсем другое дело. Небожители из рахимовского прошлого тут по-прежнему ни во что не ставят каких-нибудь расфуфыренных претендентов из поколения «пепси». Даже если тех негласно благословили, перекрестили и отправили добывать депутатские мандаты крупные коммерческие структуры, отождествляющие себя с «народным достоянием» или «нашим все». Их уполномоченные на депутатство претенденты — не чета теням регионального прошлого и прочих забытых предков из 90-х. У которых, кроме головокружения от былого величия да кое-каких незначительных активов, свалившихся с неба во времена разграбления страны, когда та была ослаблена, за душой больше ничего.  Зато самомнение, ого-го, и амбиций хоть отбавляй.

После незаслуженного, как им, кажется, оскорбления, нанесенного самим фактом неудач на праймериз, иные из них и вовсе соскакивают с катушек и могут наговорить черти чего. Устроить напоследок громкий дверной хлопок вперемежку со всхлипами под истерично исполненную мексиканскую народную песенку, сводившую с ума в придачу еще и наш народ в предвоенные годы.

Я с досады чуть не плачу…

У меня в груди вулкан:

Он сказал мне «Кукарача»

Это значит таракан!

Источник внезапного пробуждения смелости у некогда поджимавших хвост «крупных» местных политических деятелей и десятилетиями лебезивших перед сильными мира сего вполне ясен. Когда тебе за 70, за дальнейшую политическую карьеру можно и не трястись. И хоть раз в жизни да сунуться в бутылку. Хотя бы и на ее закате.

Именно так поступил господин Барлыбаев, не сумевший просочиться в счастливчики через сито праймериз и снявший свою кандидатуру.

Для человека, который в самый угар суверенитета председательствовал в Фонде имущества республики (1992-94) и заведовал Госкомитетом по управлению собственностью (1994/95) такое списание авансом с будущих депутатских счетов — безусловно, болезненный удар под дых.

Но далеко не каждый неудачник поскачет в редакцию греметь осколками растревоженной праймериз психики и демонстрировать свои крутые, но вдрызг и вдребезги разбитые мечты. Не всякий, а только отчаявшийся. Ну, или тот, кто возомнил себя невесть кем, и слишком много поставил на кон. А тут такой облом. И понеслось. Чистосердечные признания кандидата, у которого все было на мази, но из-за происков и козней не сбылось и сорвалось.

«Я не захотел участвовать в этом спектакле», — изливает душу бывший при Рахимове в больших чинах Барлыбаев другой погасшей волею судеб-с башкирской телевизионной звезде — журналисту Азату Гиззатуллину на сайте МКС.

Нашедшие друг друга товарищи по несчастью  после нанесенных нынешней властью обид, разумеется, по определению не могут быть неправы. Их негодование благородно и оправданно. И оно к вящему взаимному удовольствию его расточителей приводит их  к единственному выводу — «в Башкирии стало намного меньше демократии, чем было даже во время Рахимова».

Ага, задвинутый в 72 года Барлыбаев – эта такая стопудовая гиря демократии. Не примеченный и не распознанный слон под шапкой-невидимкой. Убери ее с чаши весов — и «Единая Россия» кубарем полетит в темные времена и опустится до дешевых злодейских приемчиков инквизиции.

«Меня трудно уличить в особых симпатиях к Муртазе Губайдулловичу, во времена его руководства республикой меня посчитали неугодным для него человеком», – гнет свою линию и грудь дугою списанный в тираж бывший депутат.

Вот только «не надо про макароны», как говорила одна девушка, объевшаяся их на три жизни вперед в одном кино.

А три года управления собственностью, когда ее залихватски прибирали к липким ручонкам папа с сыном, – значит, годы потраченные впустую? Конечно, в 95-м вышла какая-то некрасивая история. Барлыбаева будто бы кто-то подсидел и его попросили на выход. С хлебного места важного госчиновника перевели в проректоры по экономике в крупнейшем вузе. Ну, это  прямо такая жутчайшая и страшнющая «сталинская репрессия», что можно себя в неугодные Рахимову записывать и на всех перекрестках имя бывшего босса трепать. Но со свету-то его никто не сживал и по стенке не размазывал. Как тех же Миргазямова, Вакилова, Шарипова и многих других, «провинившихся» перед режимом.

«Меня никогда не включали ни в какие списки», — утверждает Барлыбаев.

А если хорошенько подумать? Разве участие в выборах в депутаты Госдумы, пускай и по одномандатным  округам, – это личная чиновничья инициатива? Да еще когда речь шла о предшественницах «Единой России» — партиях НДР и «Отечество – Вся Россия». Барлыбаев шел в народные избранники именно от  них. Не смешите тапки, «плииз».

От таких партий в депутаты по личной инициативе не ходят. Все кандидатуры согласовываются на самом верху. А те, что двигают в думу по личному хотению, а не по щучьем велению, набирают десятые доли процентов. Как постоянно бывало с либеральными залетными в республику московскими клоунами. Это они вечно проносились мимо кассы с мелочью в районе 2 тысяч набранных голосов на 300-400 тысяч избирателей.

Однако Барлыбаев всегда был ягодой с другого поля.  Первый раз он дул в Госдуму 17 декабря 1995 года по Сибайскому кругу №6 именно как кандидат-одномандатник НДР и с треском продул, заняв третье место (21% от числа голосовавших). Победителю от КПРФ он уступил почти втрое.

Благополучно просидев на непыльной должности проректора в Уфе, через четыре года Барлыбаев снова подался в депутаты. Все по тому же самому Сибайскому избирательному округу №6. Только на выборах 19 декабря 1999 года он набрал уже не 21%, а почти 58%.

Эк, как суверенные боги человеку благоволили! Кто-то сомневается, что без мохнатых лап и заинтересованных пальцедвижений сверху такое возможно. Сидел в столичной Уфе. Занимался научной и административной работой плюс своими делами. А выбрали в  депутаты от захудалого Зауралья. Причем там, где 4 года назад с треском же и прокатили.  Стал человеком – досыта наелся хеком. Как сказали бы в другом кино.

А он вот ведь какой неблагодарный – нынче кусает дававшую щедрую руку. Выставляется каким-то Жан-Поль Маратом и чуть ли не мифическим кинжалом, будто бы вынутым из собственной груди в глаза тычет. Отнекивается от некогда подаренного счастья и, знай себе молотит, что это он все сам. И ладно был бы просто чем-то недоволен и брызгал слюной. Так ведь нет. Жизни учит и за свободы агитирует.

— Все, что было плохого с тех времен, в республике сейчас переняли, плюс еще добавляют свои новые антидемократические методы. Это имитация демократии, все уже договорено…. Вместо патриотов республики, местная власть делает ставку на весьма недалеких людей… Такие игры, как у нас в Башкирии, только наносят ущерб имиджу партии…

Понимай так, что при Рахимове депутатами становились сплошь башковитые патриоты республики, только и укреплявшие партийный авторитет.

То-то о Барлыбаеве  ничего не было слышно с тех самых пор, как он стал 16 лет назад депутатом. Не иначе весь свой патриотизм и недюжинный депутатский ум он извел на то, чтобы быть как можно дальше от двора своенравного бывшего башкирского султана.

Но не одного Барлыбаева–старшего мучают думы о Госдуме. Его дочь Земфира Халилевна тоже мечтает быть избранной, как когда-то посчастливилось отцу-молодцу. Она положила глаз на Уфимский одномандатный округ №3. И уже, как полагается, чин по чину ломает голову над тем, какую бы биографическую замануху подкинуть избирателям, чтобы понравиться. Политический и общественный капитал у нее прямо скажем невелик. Как у Ларисы Дмитриевны из драмы про «Бесприданницу».

Статус — индивидуальный предприниматель с юридическим образованием. Кого этим сразишь наповал в наше время, когда юрфаки пооткрывали чуть ли не в каждом втором бывшем детском саду, построенном советской властью? А самое светлое и заметное пятно в карьере — организация благотворительных концертов ко Дню победы и в Доме престарелых и инвалидов. Где Барлыбаева-младшая была не только в роли босса, устраивавшего шоу и представления для ветеранов и инвалидов, но и блистала  в роли ведущей.

Конечно, на поверку все это мишура и бутафория. Примерно такая же как из Филиппа Киркорова –  академик, а из Сергея Пенкина – нобелевский лауреат. Но, видимо, адекватность в оценках своего «я» — не самая сильная семейная черта Барлыбаевых. Хотя чем черт не шутит? И не такие конфузы-триумфы на выборах бывали. Правда, за все  потом сполна расплачивались сами избиратели.

Вследствие всех этих неуклюжих замечаний о власти и нескромных фамильных подробностей как-то не с руки вникать, чего же боле хочет сибайский народный избранник рубежа веков (1999 – 2003 г.г). После того как, он окатил переизбытком желчи помешавших ему ничтожных людишек, Барлыбаев пожелал самой малости. Победы человека, которому симпатизирует.

Где с дистанции сошел Барлыбаев  да будет зеленый свет для Мурзабаевой. Именно за нее бывший депутат призвал голосовать на праймериз. Как за человека, который будто бы «болеет за республику и доказала это своей работой».

Осталось хорошенько порыться в поисках симптомов этой болезни за наш регион. И сделать правильный выбор, если Мурзабаева того заслуживает.

Может статься, после того, что Барлыбаев наговорил прессе о нравах во властных коридорах Башкирии, эти следы недуга придется поискать днем с огнем. Уж больно много преднамеренных неточностей, несправедливых оценок и заведомого искажения действительности в его словах.

Пойдет ли такая аттестация заплутавшего в действительности Барлыбаева Мурзабаевой на пользу – пускай решают  ее сторонники.

Расул ГИЛЬМАНОВ.

 

Написать ответ