Саган в Башкирии не водятся, зато быстро растут уши

Май 31, 2016

866906Когда-то Франсуаза Саган, выдающаяся французская писательница прошлого века, изысканно и изящно поставила вопрос ребром — «Любите ли вы Брамса»? И назвала так свою лучшую книгу. Интеллектуалы Европы были обескуражены этой броской, выразительной и в то же время простой формулировкой. И толпами повалили знакомиться с ярким  произведением 60-х.

А  фастфуд «ушастой» журналистики из Башкирии, которая близко не Франция, кур и гусей с этой страной не пасла и Саган тут не водятся, на раз-два полюбить слабо? Почему «ушастой»? Что это значит? То и значит — от иных образчиков республиканской корреспонденции за версту попахивает личными пристрастиями заказчиков и предпочтениями составителей развесистого и кучерявого контента.

Торчащим из такого окопа правды слуховым органам-переросткам позавидует любой видавший виды Чебурашка. И для общественных настроений это по любому плохо. Потому как они и так слабы, надежно заперты в каждом из нас и далеко не  всякий гражданин спешит выворачивать нараспашку душу по поводу того, как у нас все здорово и завтра будет лучше, чем вчера, или наоборот.

Замечание про соловьев, которых не кормят баснями, родилось и прижилось в народе неспроста. Так и с людьми, с их восприятием через призму общественных событий. Если ее начертал страдающий косоглазием геометр, да еще в одной ему понятной системе координат – пищи пропало. Такая кособокая фигура сродни пьяным приставаниям на тему «ты меня уважаешь».

Естественно, что подавляющее большинство после неприличной назойливости начнет коситься на собеседника с высот своей трезвости. И вероятнее всего, захлопнет перед носом душевную калитку, так и оставив не к месту и не вовремя заданный вопрос незакрытым. Хорошо, если эта негативная реакция заодно не отхватит с мясом и любопытное журналистское достоинство, как черты лица незабвенной Варвары на базаре. В общем, от производителя  новостного товара до недоделанного Буратино с варварски укороченным носом-обрубком в качестве профессиональной травмы всего один шаг.

Был «комсомолец», да весь кончился

Смена владельцев «Медиакорсети» по весне интриговала с самого начала. Хотя это и не афишировалось широко, вывод о смене курса напросился сам собой. В один прекрасный день информационную кухню ресурса облюбовали и заняли новые поварята. А прежние «мастера пера» и местные «властители дум» испарились в неизвестном направлении.

До этого «баш на баш» «Медиакорсеть» была прямым продолжением регионального «Московского комсомольца» в интернете. Издания желтоватого, но творчески ровного, основательно стоящего на земле и не теряющего связи с реальностью. Да и проколов у него почти не было.

«Комсомолец», как мог, прикидывался и сказывался несознательным и старался не углубляться в политику на протяжении почти двух десятков лет. А из крупных грехов, противоречивших правде жизни, взял на душу только один. Когда на рубеже 2004–2005 годов играл на руку милиции в истории с избитым Благовещенском. Но газета быстро поумерила свой неуместный пыл после того, как в инете ее стали все чаще обзывать не «московским», а «ментовским комсомольцем», открытым текстом обвиняя в продажности.

Издание в том составе уразумело, чем пахнет любая потеря репутации. Чего не скажешь о нынешнем коллективе редакции, подслеповатость которого особенно проглядывает в общественно-политическом освещении. Поначалу это можно было списать на этапы трудного становления, как часто бывает, пока люди не освоятся на новом месте.

Но, похоже, дело совсем не в этом. Новая команда бывшего «комсомольца» взвалила на себя «Комедию ошибок» добровольно, вошла во вкус, называя черное белым, с упоением несет отсебятину всем Шекспирам назло и ставит этот процесс на поток.

Справедливое недоразумение

Возьмем, к примеру, усилия ресурса, затраченные на рост популярности в народе регионального отделения «Справедливой России». Чувство «справедливости» у такой башкирской  «России» всегда ошивалось и паслось в окрестностях рахимовского фонда «Урал». «Благотворительной» кубышки, в которой осели средства от незаконной продажи башкирского ТЭКа. Преступных торговцев этим многострадальным и некогда народным достоянием до сих пор выковыривают по разным Австриям, и это всем хорошо известно.

Несмотря на такие местные нравы и особенности, старшей козырной картой на выборах в республиканский парламент в 2013 году в колоде регионального отделения была не кто-нибудь, а сама Рауфа Рахимова – племянница бывшего президента. Весь свой партийный запал в то время «справедивороссы», не глядя, разменивали на сомнительные акции вроде Кроношпана. Эпатажные флешмобы с появлением на уфимских улицах голых девиц и последующим штурмом избирательных участков. Идейные национально окрашенные трапезы у горы Торатау. Не то у ее подножия, не то на вершине – не суть важно. Регулярные вбросы про зверские избиения членов партии, которых чуть ли не до полусмерти истязали и мутузили стальными прутьями неведомые злодеи.

Любой такой скандал больно аукался самой республиканской организации. Интерес к ней стремительно таял, несмотря на то, что за спиной маячил могущественный фонд. В 2014 году дошло до того, что для выдвижения своего кандидата в президенты «у партии физически не осталось районных депутатов для сбора подписей. Все они  подписались за других». И это при 258 представителях в муниципальных советах, имевшихся у республиканской «Справедливой России» два года назад.

Неудивительно, что стало с организацией в такой убогой обстановке постоянных плясок под чужую дудку и собственной идейной немощи. Она опустилась до эпизодических, фрагментарных заявлений партийного лидера г-на Шагимуратова о своем отношении к жизни. Да и то, когда тому это было нужно. Последний раз Шагимуратов наводил тень на плетень, гневно повествуя об угрозах национализма. Он стойко продержался до конца своего выступления, но так и не назвал ни одного заговорщика-нациста. Было это полтора года назад.

Вот какую «замечательную и успешную» партию берет под свое крыло нынешний МКС и возлагает на нее какие-то надежды. «В Уфе «Справедливая Россия» открыла центр защиты прав граждан», — удовлетворенно потирают руки на портале. И приводят доводы его новоиспеченного руководителя Гаджимурада Омарова, каких чудес и маленьких радостей ожидать от этого события.

— В нашем центре любому жителю республики помогут  справиться  с обнаглевшей управляющей компанией, выставившей «бешеную» платежку, с чиновником-вымогателем, с защитой  прав граждан в разных сферах жизни.

Что-то осознание справедливости вот в этой форме доходило до партийных заправил с приключениями и проиграло по скорости даже мыслеварению у жирафов. Да и проснулось только когда парторганизацию совсем уж припекло и жареный петух в мягкие ткани задолбал – за три месяца до дня голосования. А собственно для чего оно надо? Охмурять наивных простачков и вербовать из них легковерных партийных почитателей?

Чего-чего, а надзорных инстанций и всяких уполномоченных нынче и без этих пунктов «справедливости» хватает. Вплоть до домкомов по месту жительства, которые тоже охотно рассылают письма народного несчастья по инстанциям. Было бы желание всем этим пользоваться. Как ни крути, а жалобы —  не прием стеклопосуды у населения. Ни шеф уфимской службы Гаджимурад Омаров с семью правозащитными пядями в железном лбу, ни Хаджи-Мурат Льва Толстого, ни голливудская мегазвезда Омар Шариф, ни даже ныне покойный царь и бог знойной и набитой углеводородами Туркмении Сапармурат Ниязов  для прямого диалога с властью не нужны. И никакие иные посредники.

На худой конец, для этого сойдет первая подвернувшаяся под руку общественная приемная, которая, всяко есть, в каждой партии. И поскольку политическим структурам, как правило, делать больше все равно нечего, в любой из них готовы выслушать рассказ про гражданские невзгоды и приложить какие-то усилия в их разрешении и снятии остроты. Для этого они и созданы.

Какая жалость, что «Справедливая Россия» допетрила до этой Америки только сейчас. А МКС с нелепейшим энтузиазмом в это событие вцепился и постарался его погламурнее размазать жирным слоем. Для чего даже сопроводил и скрасил серые партийные будни кучей снимков с разодетой в униформу молодежью по торжественному поводу. Чтобы окружающие обомлели и ахнули, как у Высоцкого. «А это кто — в короткой маечке? —  Я, Вань, такую же хочу!». Так что ли?  Только теперь такую «фирменную» одежонку напяливают все кому не лень. Не партии у нас, а гвардейские полки его императорского величества из века великих Петра и Екатерины. Знай фотокорские объективы подставляй да события щелкай. На фоне буйства российских партийных цветов и красок меркнет даже ЛГБТ-сообщество с его омерзительной радугой и топает в неприличные места, где оно и так чувствует себя, как дома.

Таких не берут в депутаты, но жалует новый МКС

Поднял настроение на прошлой неделе и другой материал бывшего «комсомольца».  Называется он слишком длинно, но в этой обстоятельности вся суть — Архитектор башкирской экономики Халиль Барлыбаев: «В Башкортостане перестарались с праймериз ЕР»

Уже из названия ясно, что так называемому «архитектору» этот республиканский праймериз обломал весь кайф — не покорился и не поддался. Так и есть. Свою кандидатуру на позапрошлой неделе башкирский Карл Маркс снял. И с обидами на жизнь и на местный партийный аппарат «Единой России», устроивший Барлыбаеву этакую душевную муку, быстрее лани погнал по редакциям нарезать ломтиками подробности нанесенного праймериз оскорбления. Сдувшийся «комсмомолец» для кандидата на грани нервного срыва в качестве исповедальни очень даже подошел.

Похоже, нынче там подобралась отборная и элитная, знающая толк в ярлыках медийная компашка. Бывший рахимовский председатель Фонда имущества республики (1992-94) и руководитель  Госкомитета по управлению собственностью (1994/95)  враз стал для них героем дня и целым архитектором башкирской экономики.

Только, кажется, «Медиакорсеть» оказалась малость ленивее Иванушки-дурачка и забыла для Барлыбаева в тридесятое царство к волшебнику Лукомору за экономическим чудом прогуляться. Или улетевшая с молотка и раскуроченная республиканская промышленность – это и есть застывшая музыка местного экономического маэстро Барлыбаева? Лично я хорошо помню, как пластом слег завод, на котором трудился мой отец, когда товарищ архитектор шустрил с имуществом и баловался с республиканской собственностью. Хронические задержки зарплаты до года и выплаты абы кабы чем. А потом и эти конвульсии «экономического чуда» прекратились — одни зияющие чернотой окна от отцовского цеха на предприятии остались.

Впрочем, как голословно уламывает своих читателей информационный ресурс, Барлыбаев же хороший. «Он один из авторов теории и практики экономической самостоятельности Башкортостана в первой половине 1990 годов. Но всегда был «сторонником сохранения государственной формы собственности на ведущие предприятия, работающие в республике, и много сделал для этого».

Ничего себе аттестация! Помог запустить деятелям, до одури боровшимся за власть, сепаратистский движок, из-за чего вся хозяйственная жизнь региона пошла вразнос и наперекосяк. Да еще и гордится написанием отдельных глав для этого документа. Но при этом с апломбом подчеркивает, что обеими руками был за государственную собственность и даже якобы много для ее сохранения сделал. Это уже какой-то юмор Вовочки Винокура с пианистом-напарником. «Здесь Вы играете, тут – нет, а там я в ноты рыбу заворачивал».

Да и где, скажите на милость, на постсоветском пространстве напыщенные декларации о подобном «суверенитете» привели к экономическому рассвету? Когда весь их смысл в растаскивании собственности, которой на пике своей карьеры управлял Барлыбаев. Может, в Молдавии и Таджикистане, откуда гастарбайтеры так и чешут к нам до сих пор нескончаемым людским потоком? Или на Украине, где тот же суверенитет по углубленной западной программе и по всем его незалежным местным канонам, и где добивают последнее советское промышленное наследие? А потом наступит суп с котом и тиха, как вечность, украинская ночь, пока Россия не подберет и с колен не поднимет.

Как вообще можно превозносить и возвеличивать то, что под корень подкосило богатое наследие отцов и дедов? Да еще мнить себя архитектором какой-то выдуманной отдельно взятой экономики, которая и продержалась-то только потому, что у республики была развитая нефтехимия, появившаяся и ставшая такой благодаря усилиям всей страны.  Но и этой сказочке настал конец, когда папа с сыном, опираясь на состряпанные разными недалекими и самодовольными «архитекторами» документы, перепутали свой личный карман с государственным.

Хороши у «Медиакорсети» нынешние эксперты и гости — нечего сказать.

А ведь это еще не все зайцы, попрятанные редакцией в цилиндре. Недавно у нее завелся старый друг похлеще новых двух – эксперт по культуре Артур Идельбаев. Теперь он с чувством, тактом, расстановкой рассуждает вслух о Крыме, Евровидении, певице Джамале и внутренней политике. Раньше его волновали другие вопросы — национальные с подчеркнутым превосходством одних над другими и игры в солдатики по примеру чеченских бородачей. Перед самой отставкой Рахимова Идельбаев поднялся по карьерной лестнице и неизвестно за какие заслуги был произведен в заместители министра по печати. Скорый рост вскружил ему голову и вконец затуманил разум. Дошло до того, что он стал путать журналистов с «сидоровыми козами». Теперь вот человек исправляется и поднажал на масс-культуру. К несказанной радости «Медиакорсети», которой, видимо, больше не с кем покалякать о попсе и Крыме.

Надо думать, это еще не все динозавры-ораторы, запрятанные временем в нафталин и для какой-то цели извлеченные МКС оттуда. Обыкновенно нестандартный показ старичков Козлодоевых с демонстрацией их мокрых брюк и сползанием по крыше затевают не просто так. Для чего? Чтобы по мелочи позлить власть и снова попробовать ее на зуб на предмет прочности и порочности? Понятно, что карнавал появлением Барлыбаевых, Идельбаевых и Мурзабаевых не ограничится. Как говорят в не самом украинском городе на черноморском побережье, «обо всем не может и речи».

Каких еще праздничных информационных мамонтов с неадекватной правдой-маткой вместо трезвых  суждений нам ждать в преображенной, но уже замазанной «заказухой» версии бывшего «Московского комсомольца?»

Расул ГИЛЬМАНОВ.

Написать ответ