У общественников на крючке?

Июль 20, 2016

b0c361325a6335ecc4bd9d300e3b27b5Борьба с коррупцией занимает нынче не только умы работников следственных и силовых органов, но и бередит души и владеет сердцами общественников.

Откликаясь на запрос «антикоррупционные организации в России», любой интернет-поисковик обнаружит и перечислит с три десятка таких озабоченных структур. В этом списке борцы со страшным общественным явлением на любой вкус. Тут все, как в любом нормальном современном супермаркете, где на полках широченный ассортимент – от часов и до трусов.

Список представлен как вполне себе респектабельными Торгово-промышленной палатой РФ и ее спецподразделениями,  комиссией Госдумы по противодействию коррупции, горячей линией «Стоп коррупция» Общественной палаты РФ и контрольно-профилактическими подразделениями ГИБДД МВД, ГУВД, УВД в регионах. Так и экзотическими индивидуалами, чьих усилий для охвата масштабов этой разновидности преступности в огромной стране явно маловато будет. А их энтузиазм так же нелеп и неуместен, как прошлогодний снег и добыча новогодней елки к  8-му марту.

К примеру, против коррупции восстает и интригует некий Саратовский центр по исследованию организованной преступности. Хорошо, если он не троцкистско-зиновьевский с умыслами на теракт в отношении крестных отцов русской мафии.

Запал на эту непримиримую борьбу и другой поволжский мегаполис – Самара-городок. Федеральный список «представлен» тамошним «Партнерством по противодействию коррупции в Самарской области». Уж чего такого ужасного и опасного стряслось по берегам  великой русской реки, что Приволжский округ застолбил себе  в нем законное место сразу двумя областными центрами? А, скажем, Сибирь, Дальний Восток, средняя полоса России и многое другое  – ни единым местом ни в курсе? Не иначе белые итальянские воротнички из Казани совсем затерроризировали поборами пуэрториканцев из Ульяновска? И между ними вот-вот полыхнет «Вестсайдская история».

С пяток-десяток организаций в этом списке и вовсе не вызывают никакого доверия. Не лежит к ним душа и все. Им один черт, за что бороться, – лишь бы на общественный скандал поскорее напороться и на этом нехилые бабки поднять. Вычислить их легко по демшизоидному апломбу в названиях.

Эти воюют не столько с коррупцией конкретно, сколько «за права человека» и демократию в вольной трактовке заказчиков подобной музычки. А она у любителей общественных волнений и прочего беспокойства в нашей стране намертво привязана к деньгам в обмен на конкретные услуги по расшатыванию государственного строя. Большие боссы и крутые парни издалека всегда хорошо умели отсчитывать купюры и настырничать в достижении поставленных целей.

Для них нет особой разницы между нашей действительной коррупцией и властью, и они никогда это не скрывали. Для них все это досадное недоразумение, которое необходимо смахнуть с пути национальных интересов их собственных держав, привязанных к поживе за счет ослабления страны нашей. С этим условием и выделяются средства на гамбургеры, пиццу, чипсы и кока-колу так называемым борцам с коррупцией, разделяющим этот взгляд на вещи, и пайки членам их семей.

К примеру, я сто раз подумал бы, прежде чем плакаться на судьбу в каком-нибудь «Московском бюро по правам человека», «Ассоциации адвокатов России за права человека» или «Фонде Индем» (вероятно, по-русски это звучит, как институт демократии). Хотя они и красуются в этом списке борцов, служат совсем другим целям.

Словом, перебирать эти четки из общественников, выстроенных в ряд и предъявленных в качестве одной значительной, весомой и перспективной антикоррупционной меры, можно бесконечно. Факт остается фактом — как вакцина это работает не очень. Взяточники и казнокрады не боятся у нас ни бога, ни черта.

И не стоит уж больно привередничать, выбирая между гражданскими структурами, чтобы познакомиться с результатами конкретной, проделанной ими работы. Результат будет примерно один и тот же. Кроме тех случаев, когда люди помешались на борьбе за все хорошее против всего плохого и совсем ополоумели от постановок на тему гонений на демократию, как в истории с московскими правозащитниками.

Поэтому я практически тыкал пальцем в небо, когда делал свой выбор. И попал на сайт организации, о которой до того не знал ровным счетом ничего — Общественный комитет по контролю за делами коррупционной направленности в Российской Федерации.

Меня распирало любопытство, что эти общественники из неведомых мне далей знают о нечистых на руку обитателях Башкирии такого, чего мы сами о них не знаем или порядком подзабыли.

Как оказалось, интернет-летописцы из  туманности, действующей против коррупции, накопали на них немало. Правда, весь материал — это ретроспектива, внезапно оборвавшаяся на осени 2015-го. Что только подтверждает правило: самодеятельность никогда не бывает самодельной. Она роет яму другому, зажигает звезды, бурно развивает романтический наивняк и сеет иллюзии заслуженного возмездия в широких массах, пока это кому-нибудь нужно. Но как напоминание и предостережение, что никто не забыт и ничто не забыто, база данных коррупционеров, составленная сайтом, вполне сойдет.

Поисковик выдал по Башкирии 34 эпизода. С оговоркой, что никто не является коррупционером, пока его вина не доказана судом.

Под раздачу попали и нахлобучку получили лица самые разные.

Странное дело, но среди тех, чья вина доказана, оказались и те, кто замазался едва-едва. Невзирая на оговорку про недоказанную вину.

Например, руководитель следственного комитета РФ по республике Алексей Касьянов, снятый с должности год назад по итогам комплексной проверки, результаты которой не были обнародованы. В июне 2016 года он возглавил республиканский межведомственный Совет общественной безопасности. Почему его фамилия в списках сайта, загадка. Ведь ничего конкретного Касьянову не было предъявлено. Одни ахи, охи и вздохи на скамейке при луне.

Чего все-таки не скажешь о Владимире Бучельникове – бывшем депутате башкирского Госсобрания и фигуранте уголовного дела по статье 201 ч. 1 УК РФ в 2010 году. Пять с лишним лет назад следственные органы подозревали его в использовании служебного положения в личных целях и причинении материального ущерба ОАО «РЖД» в размере свыше 300 тысяч рублей. Будто бы с октября 2008 по март 2010 г.г. Бучельников инициировал «заключение 12 договоров купли-продажи строительно-отделочных материалов по завышенным ценам с одним из коммерческих предприятий, соучредителем которого являлась супруга депутата».

Но и он упоминался в новостях 2014-го года уже как главный инженер Башкирского региона Куйбышевской железной дороги. А это говорит о том,  что Бучельников как-то выкрутился из щекотливой истории с причинением материального ущерба, и ОАО «РЖД» зла на него за это не держало. Понизив в должности, его даже оставили при больших железнодорожных инженерных делах.

И таких историй, которые светили, но так и не согрели, больше половины. Вероятно, сильнее общественный контроль в России просто не бывает, даже если он надувается и лопается от гордости как целый комитет надзора за коррупцией. Дожимать – не по этому Сеньке шапка. Руки у него коротки. К тому же с этим и следаки-профи не слишком-то справляются.

Так, самое громкое развалившееся в Башкирии дело было заведено на председателя совета директоров ОАО АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Осенью 2014 года его даже упекли под домашний арест, но прижать так и не сумели. Или не захотели.

Другому главному герою этих похождений башкирских нефтяных заводов из рук в руки да по рукам – Уралу Рахимову, загнавшему их АФК, повезло чуточку меньше. Его по крайности заочно арестовали. Но все усилия по доставке кровиночки Муртазы Рахимова в родное отечество для отбывания наказания по-прежнему тщетны.

Попал  в черные списки, составленные московскими борцами с башкирской коррупцией, и признанный в мире певец Аскар Абдразаков. Его беда в том, что он недолго пробыл министром культуры республики и успел соблазниться дармовщинкой. Растратил казенные 200 тысяч рублей на министерском посту. По этому, как и по другим делам, неприятных запахов и нездоровой шумихи было более чем достаточно. Но основанного на фактах, не высосанного, а реального разоблачения так и не случилось. Как не срослось и заслуженное наказание.

Среди тех, кого осудили и кто поплатился за содеянное местом, чиновники калибром помельче. Главы администраций Шаранского района Фарит Синагатуллин, Кушнаренковского — Сергей Касаткин, и.о. мэра Баймака Константин Замотаев. Под суд с разной интенсивностью попадали и судебные приставы, и следователи УФСКН, и инспектора ОГИБДД, и главы сельсоветов, и начальники ЖКХ и даже ассистенты вузовских кафедр.

Но вот что необычно и странно. В сообщениях на сайте ничего не говорится о том, что кто-то из совершивших эти уголовные преступления отбывает тюремный срок. Про условные наказания трепа сколько угодно. Про лишение свободы — ни одного. Да и частота упоминания фамилий людей, которых вроде бы поймали, но они ни на минуту не воры, смущает весьма и изрядно.

Изумляясь на всю эту партизанщину и самотык в коррупцию в интернете, в голову сама собой напрашивается одна очевидная мысль. А не худо бы всем этим общественным поборникам правового государства как-то списаться, договорится между собой и представить заинтересованному в наказании ворья народу действительно полноценную общедоступную картину. Базу-азбуку по коррупционерам во всех регионах вплоть до каждого отдельного чиновника. Пускай даже самый непробиваемый синьор Буратино, деревяшка и баран из баранов, с полунамека по ней просекает, о чем речь. Без нужды ходить за этим в уголовную школу за ворованные сольдо.

И опираться нужно не на вырванные из контекста заметки «Коммерсанта» и сайта «Коррупции.нет», а на обязательные регулярные пресс-релизы судебных и следственных органов. Чтобы каждый житель страны знал и видел, что бывает с теми, кто идет на преступление и понимал неизбежность и неотвратимость  наказания. Пожалуй, так до правового государства не семь верст с гаком-крюком, а поближе будет?

Расул ГИЛЬМАНОВ.

Написать ответ