Революция испуганных людей

Август 29, 2016

0-26В юбилейных воспоминаниях и размышлениях, посвященных Преображенской революции, часто встречалась тема тогдашней безоглядности и последующего разочарования — «Знать бы, знать, не ходить бы на рать».

Причем речь зачастую идет не просто о тогдашнем энтузиазме, но и внятном тогдашнем стремлении добить советскую власть во что бы то ни стало. Контрольный выстрел в голову и желательно не один. Бескомпромиссность в те годы, товарищи, была чрезвычайно высока.

В сущности, это довольно стандартная черта великих революций. Алексис де Токвиль в книге «Старый режим и революция» писал именно об этом — «Самый опасный момент для дурного правительства наступает тогда, когда оно начинает реформироваться» («Le moment le plus dangereux pour un mauvais gouvernement est d’ordinaire celui où il commence à se reformer»). Ибо «зло, которому люди покорялись, пока оно казалось неизбежным, начинает представляться невыносимым, лишь только появляется надежда так или иначе от него избавиться». Отсюда и парадокс 1789 г. — «чем лучше становилась жизнь французов, тем менее выносимой они ее почитали».

К 1917 или 1991 это вряд ли может быть приложимо, и тогда, и тогда жизнь — по крайней мере, в материальном отношении — никак не становилась лучше, а совсем наоборот. Война в 1917 г., хозяйственная разруха в 1991-м. Но насчет зримой надежды избавиться от прежнего режима — вполне.

Максим Соколов

Читать далее на портале «УМ+»

Написать ответ