«Кто ты, мой новый герой?» О прокуратуре и иных профессиях в негероическое рыночное время

Октябрь 26, 2016

4576765765«Зритель любит детективные фильмы. Приятно смотреть картину, заранее зная, чем она кончится», — с этого разумного пролога начинался  популярнейший когда-то фильм про честного угонщика и его поимку.

В наше время, когда все так перепуталось, в окружающем мире сохранилось местечко, где можно подолгу любоваться одергиванием разных сомнительных личностей с позитивными для общества результатами. Это сайт прокуратуры. Правда, на его электронных страничках в разделе «новости», не столько лихо закрученный детектив, сколько оглашение его благополучной развязки.

При перечислении сегодняшних профессий, важных и нужных, ремесла людей в погонах, честно делающих свое дело, снова зазвучали гордо. Слава богу, прошли те злополучные времена, когда похожие на генеральных прокуроров высокопоставленные лица щеголяли перед огромной страной голышом, пускай и на скрытую камеру. А их тучный вид  сзади в визгливой компании «ночных бабочек» служил эталоном нравов и фирменным блюдом нарождающейся демократии. Когда в войне одного олигарха против другого все средства хороши. И «пипл» эту прописанную «денежными мешками» диету «хавал», забыв обо всем на свете, включая  коммунальную разруху в собственных домах и на разворованных родных предприятиях.

В те не такие уж и далекие дни второй половины 90-х тучи над Россией сгущались с завидным постоянством. А вера в офицерскую честь и профессиональный долг была сродни подозрениям у гражданина симптомов острого нервного расстройства. Такой вот непривлекательный собирательный образ служителя правосудия был на скорую руку вылеплен медийными премьерами и примадоннами, кормящимися из грязных рук поднявшего голову и обнаглевшего криминала. Казалось — подтолкни хлипкую российскую махину самую малость — и страна улетит к черту на рога с такой космической скоростью, о какой Горбачев и его маститые перестройщики даже и не мечтали.

До сих пор непонятно, каким чудом нам в очередной раз удалось тогда выкарабкаться. Русский авось спас или бог не выдал, а только с тех самых пор фабрика телевизионных грез заработала на полную катушку в прямо противоположном направлении. За этой стратегической инициативой встало уже само мало-помалу крепнущее государство, и из своих рук ее ни разу не выпустило. А приоритетной и лакомой темой в эфире вновь стала добросовестность и грамотность в правоохранительных органах и вооруженных силах. Даже если этот экранизированный здоровый и крепкий дух в насмерть больном теле не выветривался всем смертям назло. Вместе с поставленной на поток скрытой рекламой работы силовиков в мирных, но неспокойных условиях престиж профессии следователя, начальника убойного отдела, комбата в «горячей точке» вырос и в самом деле.

Сегодня как-то совсем не верится в равноправие профессий, которое боготворил и захваливал замечательный детский поэт и автор слов российского и советского гимнов Сергей Михалков в иные и лучшие для страны годы. Да и тогда-то не было полной уверенности и стопроцентной гарантии, что «мамы разные нужны, мамы разные важны». Но оснований гордиться другими ремеслами было в разы больше.

Хотелось бы с высот рыночных «достижений» страны взглянуть на ту белую ворону, которая без обиняков вывалит своим нынешним юным сверстникам во дворе:

«Разве плохо быть портнихой?

Кто трусы ребятам шьет?

Ну, конечно, не пилот!»

Это после того, как легкая и текстильная промышленности да выпуск кожгалантереи приказали долго жить и завещали экспорту нефти и газа прожигать остаток лет и кутить на полную катушку за себя и за того парня? В своем нынешнем, крайнем и ничтожном положении сморщенной шагреневой кожи они даже отдаленно и приблизительно не напоминают некогда самостоятельные и развитые отрасли отечественного производства.

Фантастически воспринимается и другая детская уверенность из параллельного мира детской советской поэзии:

«Всех важней,- сказала Ната, —

Мама — вагоновожатый,

Потому что до Зацепы

Водит мама два прицепа».

Едва ли и работники уфимского МУЭТ, выдержавшие не одну забастовку и пережившие не одну голодовку за последние два десятка лет, подпишутся под этим отроческим восторгом перед блестящей будущностью трамвайного «пилотирования». Все ж таки это не «Формула-1» по выходным под бешеные радостные вопли ведущего в паузах между рекламой «Кока Колы». Плюсаните сюда острую и хроническую работу городского электротранспорта в убыток. Вечное сползание к нулю числа маршрутов. Уменьшающееся количество вагонов на линии. А за этими цветочками неблагополучия  ягодки кадровой текучки и растущей безработицы. Ничего так себе разбитое корыто получилось. Тут не Михалкова, а Пушкина на подмогу надо звать.

Вот в какое заковыристое время мы на отдельных направлениях прозябаем. Если кто и помнит о гордости, важности и необходимости звучания всех без исключения профессий, так это именно работники прокуратуры. Это они «устраняют», «закрывают», «защищают», «восстанавливают».

Что там Каменская с Машей Швецовой, которые целыми  телесезонами напролет чуть ли в одиночку сражаются за раскрытие тяжких преступлений по злачным местам своего родного города? У нас не хуже. А тяга к справедливости и потребность в порядке в реальном народе выражена отнюдь не слабее, чем в «следственный» прайм-тайм на российских телеканалах. Тем более, что под сомнения их ставят нарушители и преступники, далекие от соблюдения законов и моральных норм. А они по всей стране и во всем мире одинаковые. И абсолютно неважно, где эти правонарушения происходят, — в Москве и Питере, в Уфе, Малых Вяземах, Верхних Ямках или Подземных Ключах. Это срочные проблемы, и решать их нужно экстренно и хирургически.

Судя по новостям на местном прокурорском сайте, в Башкирии это умеют не хуже, чем в «Тайнах следствия» в пятнадцати частях по 12 серий каждая. Просто эти «милицейские серые будни» не размазывают в несколько жирных гламурных слоев и не оставляют эти мазки и метки везде и всюду, желая запятнать и перепачкать назойливой сопричастностью всех и вся. А вот скромничать в местных масштабах можно бы и поменьше.

Замечено, что ссылками на достижения прокуратуры бездонные дыры и зияющие пустоты в социальной повестке Башкирии затыкают все кому не лень. Портянки республиканских новостных лент старательно подклеены протестами и ходатайствами в зале суда и подкреплены непосредственными результатами проверок. Новизны и эксклюзива в этом слепом списывании решительно никакого. И ни одного доброго теплого слова в благодарность. Ни одного самостоятельного, выходящего за рамки скопированного один в один сообщения, наблюдения над жизнью, которая преподносит  крайне замысловатые общественные сюжеты. Как будто, так и надо. И тоже очень даже зря.

Информационные заголовки пресс-службы говорят в пользу того, что республиканская прокуратура работает именно что для людей самых обыкновенных и не видит в этом ничего героического, как сплошь и рядом происходит в тех же муниципальных администрациях и иных органах власти. Это там все подвержены эпидемии «сделать на копейку, а разной чуши на камеру наплести на рубль».

А «прокурорские» новости скромненько и со вкусом подобраны с пониманием того, чего ждут и хотят простые граждане. И потому не радовать они не могут. Все перечислять слишком долго. Вот немногое навскидку.

«В г. Агидель закрыт незаконный салон микрозаймов».

«В Аургазинском районе дисквалифицирован директор предприятия, не выплативший сотрудникам зарплату».

«Прокуратура Давлекановского района добилась судебного решения об обеспечении жильем ребенка-нивалида».

«В Аскинском районе направлено в суд дело по факту подделки документов для получения субсидии».

«В Абзелиловском – по факту организации подпольного казино вблизи Магнитогрска».

«В Стерлитамаке пресечены незаконные поборы с о школьников».

«В Бураевском районе прокуратура защитила права 96-детнего ветерана Великой Отечественной войны».

В Демском районе Уфы организована проверка по факту отравления в детском саду».

Это далеко не полный список добрых дел всего-навсего за неделю. Бросается в глаза, что прокуратура исправляла чужие ошибки. Хотя в этом ее предназначение — надзор за законностью, обнадеживает, что широчайшие слои от всего этого только в выигрыше. Жилье для ребенка-инвалида или права 96-летнего ветерана? У какого нормального, не тронувшегося умом человека повернется против них язык? А у местных чиновников пойти против совести  «совести» хватило!

Вообще добрая половина ошибок, по которым приняты прокурорские меры, – административные просчеты и провалы. С самым широчайшим диапазоном и масштабом прегрешений перед законом, которые пришлось устранять задним числом.

Эти вскрытые ошибки в работе самых разных администраций — от мелких недоработок и шероховатостей до грубого игнорирования ими законов – настораживают и беспокоят всех живущих в России. Ведь именно по их критической массе мы судим о коррупции, произволе и обнаглевшей бюрократии, отравляющей жизнь собственной стране.

Пока у прокуратуры хватает силенок сдерживать этот напор, имеющий постоянную тенденцию наглеть и  традицию крепнуть, давать вредной поросли укорот, деятельность этой профессиональной среды можно только одобрять и нужно поддерживать. Важно, чтобы служивые при  чинах и погонах это понимали и добросовестно тянули свою лямку.

Расул ГИЛЬМАНОВ.

Написать ответ