Конфликтность как естественное состояние политической системы

Декабрь 2, 2016

759859Затянувшийся конфликт в Кугарчинском районе, и не менее продолжительные поствыборные дискуссии продолжают формировать информационную повестку в республике. Различными СМИ это сопровождается апокалипсическими комментариями о кризисе системы власти. В действительности, в республике происходит обычная процедура переформатирования политического пространства, обусловленная логикой политического процесса.

Избирательная кампания привела к росту конфликтности в субъектах федерации, особенно в регионах Приволжского федерального округа. С начала 2016 года число конфликтов в субъектах федерации возросло с 318 (в феврале) до 428 (в октябре), отмечается в проекте РИА «ФедералПресс» и Института стратегических коммуникаций и социальных проектов – «Карта социально-политических конфликтов в федеральных округах России».

Самым конфликтным стал июнь (497), что объяснимо завершающей стадией подготовки к выборам. Именно в июне формировались и утверждались списки кандидатов, готовились документы в ЦИК, что сопровождалось ожесточенным внутриэлитным противостоянием, и дополнялось борьбой различных интересантов. Однако, в июне политические проблемы пока еще оттесняются коррупционными скандалами. Среди субъектов ПФО наибольшей конфликтогенностью в июне отличалась Самарская область, которая оказалась в красной (наиболее конфликтогенной) зоне. Резонансными были скандалы, связанные с обвинениями в вымогательстве высокопоставленных региональных силовиков, а также заявление председателя ЦИК РФ Э. Памфиловой о «неблагонадежности» региона с точки зрения прозрачности избирательного процесса. Башкортостан в этом месяце опустился в желтую зону, что было обусловлено обвинением экс-замглавы администрации Уфы В. Никитина в злоупотреблении должностными полномочиями, началом конфликта фонда «Урал» с застройщиком Соборной мечети. Это, однако, не вызвало роста протестных акций. К слову, в Республике Татарстан, которая в июне находилась в зеленой зоне, протестная активность была в полтора раза выше, чем в Башкирии.

Развернувшаяся избирательная кампания формировала региональную повестку в течение лета и осени, что. В то же время с июля наблюдается постепенное снижение конфликтности (451). Главным событием в округе стала отставка и арест губернатора Кировской области Н. Белых по подозрению в коррупции. Кроме того, активно обсуждался вероятный перевод полномочного представителя Президента РФ в ПФО М. Бабича послом в Украину, что могло бы привести к серьезным перестановкам внутри региональных элит, прежде всего, резкому ослаблению позиций некоторых губернаторов. В итоге назначение так и не состоялось. В июле резко возросла конфликтность в Пермском крае, который с этого времени постоянно находится в красной зоне напряженности. Губернатор Пермского края отстранил от должности министра культуры, который в свою очередь уволил худрука пермского «Театра-Театра». Значительную напряженность в крае вызвала реформа автобусных перевозок, которая экспертным сообществом оценивалась как очередная попытка поделить рынок и исключить малый бизнес из сферы междугородных перевозок. Проблема дольщиков и межпартийной противостояние (КПРФ и «Коммунистов России») стали причиной повышения конфликтности в Татарстане, который опустился в желтую зону. Напротив, Башкортостан улучшил свои позиции. При этом основным источником напряженности в регионе становится активная информационная атака на Р. Хамитова, организованная рядом СМИ.

Незначительный рост напряженности в регионах (455 конфликтов) в августе был вызвал переходом избирательной кампании в завершающую стадию. Большинство конфликтов в ПФО было связано с борьбой за электорат. Наибольшая конфликтность сохранялась в Пермском крае, Самарской области, Татарстане, хотя источники проблем варьировались в зависимости от региона. Большинство конфликтов в Башкортостане выло связано с информационной кампанией против главы республики, инициированной промышленными интересантами, тогда как в остальных субъектах ПФО электоральная повестка часто подавлялась экономическими проблемами, коррупционными скандалами и прочей активностью. В частности, в Пермском крае фиксировались крупные протестные акции сотрудников свинокомплекса «Пермский», жителей Прикамья и Перми, в Татарстане центральной также была протестная активность жителей Казани, в том числе обманутых дольщиков. И в Ульяновской области большинство конфликтов носило экономический характер, особо можно выделить требование работников УАЗа повысить зарплаты.

В сентябре, вопреки прогнозам экспертов, возобновился понижающий тренд, а количество конфликтов снизилось до 430, обозначив тем самым завершение электорального цикла. В то же время достаточно высокий уровень конфликтности обуславливался поствыборными скандалами, началом переформатирования политического пространства в регионах и новой волной внутриэлитного противостояния. Доминирование выборной повестки подтвердилось преобладанием в сентябре политических конфликтов, доля которых составила 41 %. Печальное лидерство Пермского края обеспечили водители пермской скорой, которые пригрозили губернатору не выйти на линию если не решатся проблемы выплаты зарплаты, а также родители из-за сохранившейся очередности в дошкольные учреждения. Не менее серьезными были и политические скандалы в связи с применением региональными властями административного ресурса. Коррупционный скандал вокруг министра развития промышленности не позволил Кировской области покинуть желтую зону. Конфликты, вызванные избирательной кампанией, стали преобладающими в Татарстане, где местные коммунисты отказались признать результаты выборов в Госдуму, в Самарской области, где развернулась жесткая критика губернатора из-за многочисленных нарушений, в Башкортостане, в связи с обвинением регионального отделения Единой России в нарушении избирательного законодательства в ходе агитации, в республике Марий-Эл и Нижегородской области.

Снижение конфликтов продолжилось в октябре (428), причем, теперь преобладающими стали вопросы обманутых дольщиков, валютной ипотеки и спорного строительства. Сохранили свою значимость проблемы коррупции и борьбы с ней. Задержания высокопоставленных чиновников – министра транспорта и министра спорта – стали главными событиями в Пермском крае. Не менее резонансным стал скандал, вызванный отчислением из элитной школы детей, страдающих онкологическим заболеванием. Серьезные проблемы были зафиксированы в Татарстане и Саратовской области. В Нижегородской области разразился крупный внутриэлитный конфликт между губернатором и муниципальной элитой. В результате, сторонники экс-главы города сорвали первое заседание Законодательного собрания. Это привело к вмешательству в ситуацию С. Кириенко. Завершение избирательной кампании способствовало сворачиванию информационной атаки на Р. Хамитова и, как следствие, снижению уровня конфликтности в Башкортостане. Республика вновь понялась в зеленую зону. Отдельные инциденты, связанные с поствыборными разбирательствами, оказывали незначительное воздействие на общественно-политическую повестку. Никак не повлияла на позиции Башкортостана приватизация части госпакета «Башнефти».

В целом, ситуация в республике характеризуется высокой степенью управляемости. Несмотря на отдельные политические конфликты, возникшие в ряде районов в связи с переизбранием глав администраций, то вряд ли их можно рассматривать как проявление кризиса политической системы в республике. Очевидно, что переформатирование власти как на региональном, так и на муниципальном уровнях не может происходить бесконфликтно, что лишь подтверждает наличие в республике политического процесса.

Кирилл Зотов

Написать ответ