Встал на юбилейную вахту

Февраль 2, 2017

779--0088В конце декабря прошлого года президиумом ЦК КПРФ утвержден Состав Юбилейного комитета по подготовке к 100-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, и уже 26 января в Круглом зале Московского Благородного собрания состоялось первое заседание комитета.

Комитет насчитывает 86 душ и может быть подразделен на коммунистов и беспартийных. Первые, в свою очередь, подразделяются на ныне действующих функционеров КПРФ и на ветеранов КПСС. Вторые состоят из политиков и мыслителей преимущественно патриотического направления, причем большинство беспартийных давно вышло в тираж. Из активных беспартийных, постоянно выступающих и упоминаемых в СМИ, можно назвать только писателей Прилепина и Шаргунова и политического мыслителя Виталия Третьякова.

То, что руководство КПРФ намерено отметить вековую годовщину – это естественно

КПРФ не преобразовалась (хотя ее к тому многие политологи призывали) в социал-демократическую партию по европейскому образцу и оставила Октябрь Семнадцатого ковчегом последнего завета. Возможно, иные коммунисты в сердце своем не в  самом большом восторге от того, как«Полюбили сгоряча // Русские рабочие // Троцкого и Ильича, // И все такое прочее», но свои сомнения они держат при себе, что и понятно. Великий Октябрь – краеугольный камень коммунистической идеологии, уберите его, и все посыплется. Здесь принцип «Хоть это тебе и не мило, тащи меня через силу«.

Не исключено, что мыслит в этом роде сам Геннадий Зюганов.

По крайней мере, в его выступлении о годовщине Октября не наблюдалось никакой экстатичности. Отметился – и вернулся к более затрагивающей его за живое теме «Наша слава – русская держава»

Парадоксально, но подлинный восторг и экстаз явил беспартийный  В. Т. Третьяков.

Говоря, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи, он указал: «100-летие Великой Октябрьской революции должно быть отмечено как государственный праздник… В общенациональной дискуссии, посвящённой 100-летию Октября 1917-го (…) должны принять участие все ведущие политики России, начиная с президента Владимира Путина, и все ведущие политические мыслители нашей страны… Высшие государственные институты России, а именно президент и парламент (Федеральное собрание), должны принять к осени этого года документ, возвращающий Великую Октябрьскую революцию в список крупнейших событий отечественной и мировой истории с соответствующей официальной фиксацией, в частности, в виде возвращения 7 ноября статуса государственного праздника».

Тут, правда, есть некоторое противоречие. Если уже известно, что президент и парламент должны произвести совершенную апологию Октября Семнадцатого и вновь объявить 7 ноября государственным праздником (пожелания Зюганова были неизмеримо скромнее), то о чем должны дискутировать В. В. Путин и ведущие политические мыслители, когда дело уже и так решено. Разве что слово «дискуссия» здесь употребляется в специфическом значении, бытовавшем в позднесталинском СССР – что-то вроде сессии ВАСХНИЛ 1948 г., когда разгром вейсманизма-морганизма был предрешен, но почему-то это называлось дискуссией.

Необходимость столь решительного восстановления советских инсигний – тут «молчание не золото, а преступление перед собственной и мировой историей» – В. Т. Третьяков объясняет тем, что «Великая Октябрьская революция — одно из величайших событий ХХ века, повлиявшее на весь ход мировой истории, на судьбы множества стран и народов».

Это несомненно так, но ведь и 30 января 1933 г. – день, когда Гитлер стал рейхсканцлером – также повлиял на весь ход мировой истории, на судьбы множества стран и народов.

Здесь просто смешение двух понятий: силы воздействия и благотворности воздействия. Иногда они могут совпадать, а иногда нет

Возможно, чувствуя некоторую слабину аргументации, В. Т. Третьяков далее указывает, что при советской власти наша страна достигла максимального величия. Если под величием разуметь расширение сферы влияния, то да, послевоенное расширение впечатляет. Хотя и не всех. «Кормим разных чернозадых, а самим жрать нечего» – весьма популярная в 60-70-е гг. (и далеко не только среди западнической интеллигенции) точка зрения.

К тому же «Именно в результате прихода к власти большевистской (коммунистической) партии России удалось всего за несколько десятилетий (а в некоторых областях и за одно-два десятилетия) превзойти западные страны практически во всех сферах жизни, за исключением (и то в сравнении лишь с некоторыми из западных стран) среднего уровня материального обеспечения жителей страны».

Цена вопроса – на иной взгляд, слишком высокая – тут апологетом вообще не рассматривается, что роднит его с твердыми рыночниками, которые при обсуждении 90-х гг. также выносят понесенные издержки из рассмотрения

Но главное даже не в этом, а в том, что государственный праздник должен быть предметом национального согласия. Полного (Новый год) или хотя бы частичного (день Победы), или хотя бы равнодушного (День национального единства).

Октябрь Семнадцатого таким предметом не является, и ничто не указывает на то, что в обозримом будущем это изменится. Вероятно, В. Т. Третьяков мечтает о Медном Всаднике №2 – «Кумир на бронзовом коне», который «Россию вздернул на дыбы» (забавным образом и тут есть перекличка с гайдаровским ДВР 1993 г., избравший своей эмблемой именно фальконетовского ездока). Но один Медный Всадник в Петербурге уже есть, нет уверенности, что нация дружно востребует еще одного.

Самое смешное, что красно-коричневый антихрист (таким его малевали демократы в 90-е гг.) Г. А. Зюганов никак не предлагает объявить идеологию КПРФ общегосударственной и вменить в обязанность всем поклоняться Великому Октябрю.

Здесь он неизмеримо либеральнее основателя «Независимой газеты».

Написать ответ