Трамп, любовь и голуби

Февраль 20, 2017

0-22Когда Дональд Трамп стал президентом — в хоре комментирующих это неожиданное событие были слышны три голоса.

Восторженный: какое счастье, что наконец-то на смену многим умеренно и радикально русофобским администрациям пришла если не русофильская, то хотя бы вполне конструктивная команда. Ну, теперь заживем!

Огорченный: в России народ не тот, думает не то, голосует неправильно, но к этому мы уже привыкли. И вот теперь фашизм победил и в Америке. Что же делать? Куда бежать?

И еще третий, циничный: ну-ну, вы не очень-то радуйтесь (да и не огорчайтесь). Система власти в Америке устроена таким образом, что она быстро отредактирует программу Трампа, да и его собственные выступления. Вы еще удивитесь его превращениям.

И уже через несколько недель после воцарения Дональда Фредовича — возникли первые намеки на то, что прав был именно третий голос: сначала отставка обвиненного в связях с Россией генерала Майкла Флинна, а затем и официальное сообщение Белого дома, что Крым, мол, надо вернуть

Конечно, это «отступление» — неизбежно.

Трамп ведь имеет дело не только с леворадикальными агитаторами на улицах и демократическим меньшинством, но и с республиканцами — многие из которых, мягко говоря, не поддерживали его во время выборов.

А образ плохой, злой России — это момент абсолютного согласия между демократами и республиканцами, и атаковать Трампа по этому поводу начали так солидарно, как никого со времен Ричарда Никсонане атаковали.

Естественно, что «сдавать» русскую тему своим врагам — коль скоро им надо что-нибудь сдать — для Трампа будет проще всего

Его избиратель — голосовавший за возвращение рабочих мест, за блокировку миграции, за безопасность — более-менее равнодушен к тому, как у нас там с русским медведем, дружба или вражда.

Так что в списке на принесение в жертву во имя политического компромисса — Россия наверняка под номером один.

Но это их, американский сюжет.

А что здесь?

Что для России значит возможная замена вроде бы только что прилетевших трамповских голубей — на стандартных ястребов?

И тут надо спросить себя: а они нам нужны — эти голуби?

В русской прессе о гипотетических соглашениях с американцами говорится как о чем-то заведомо хорошем, но — так ли это?

Каким мог бы быть результат этих соглашений?

Снятие санкций с нашей олигархии — и убийство всяких надежд для нашей промышленности и сельского хозяйства?

Приглашение наших чиновников на разного рода «саммиты»?

Новые уступки Москвы в отношении наших ближайших соседей, которые нас ненавидят?

Выполнение для американцев грязной военной работы на Ближнем Востоке, которую они желали бы переложить на других?

Понятно ведь, что компромисс — это такое решение, для принятия которого уступить должны обе стороны.

Но дело в том, что России уже некуда отступать.

Сейчас не восьмидесятые года прошлого века, когда — будь на местеГорбачева и Ко хитрые и национально мотивированные политики — мы могли бы бесконечно выторговывать что-то полезное, жертвуя по кусочку нашим огромным имперским хозяйством.

Но его больше нет, этого хозяйства.

У России уже не осталось таких «рубежей», с которых можно благополучно уйти — без больших военных или репутационных потерь

Наоборот, есть много мест, где не мешало бы усилить свое присутствие.

Много мест, где старая добрая внешняя угроза заставила бы наших чиновников вздрогнуть — и начать что-то делать, тогда как в условиях «мира и дружбы» они просто заснут.

Что мы можем продать — так, чтобы не потерять самих себя?

Зато обманутыми — можем оказаться в любую минуту.

Поэтому ничем хорошим трамповские голуби для нас бы не обернулись.

Дипломатия — это опасная, скользкая дорожка, и нужно иметь очень сильные исходные позиции, чтобы потом, на переговорах, успешно поторговаться за них

А нам сейчас лучше не торговать.

Нам сейчас лучше покрепче держать то, что у нас есть.

Так что пусть администрация Трампа отступает себе от прежних комплиментов в адрес России.

Пусть ястребы заклюют голубей, и любовь с Америкой не состоится.

Уж очень опыт у нас негативный.

Мы слишком хорошо знаем, к чему такая любовь приводит.

Дмитрий Ольшанский

УМ+

Написать ответ