Бесконечная лениниана

Апрель 24, 2017

0-18Споры касательно выноса тела В. И. Ленина из мавзолея на Красной площади возникают регулярно и отличаются большой страстностью

На сей раз лидер КПРФ Геннадий Зюганов призвал Совет Безопасности при президенте РФ отреагировать на  внесенный в Думу законопроект о перезахоронении тела Ленина, сочтя его “вызовом общественности и провокацией против российской государственности”.

“Только законченные мерзавцы могли сделать это накануне дня рождения Ленина. Вместо того чтобы готовиться к празднику, они выступили с законопроектом… Мы считаем, что это вызов всем гражданам страны независимо от партийной принадлежности. Это не просто вызов общественности, а вызов государственности. Это выпад и против призывов президента сплотить общество”, – указал лидер КПРФ.

Оппоненты не остались в долгу, в очередной раз они указали на многочисленные негодные дела Ульянова-Ленина, а также квалифицировали наличие тела непогребенного покойника на Красной площади, как проявление мрачного языческого культа. Который не может быть терпим ни в стране христианской, ни даже просто в стране цивилизованной

Церковь, подобно бабушке, высказалась надвое. Признав в принципе необходимость погребения неупокоенного тела, священноначалие высказалось при этом в духе песни про Клима Петровича Коломийцева – “Понимаешь, ты прав, но однако, не подходит это дело к моменту”. Сейчас вынос тела может возбудить чрезмерные страсти, чреватые шатанием земли, а у нас – видит Бог – и так слишком много поводов для шатания. Неупокоеннное тело лежит на Красной площади уже почти век, девяносто три года, пусть полежит еще некоторое время, ибо гражданский мир (даже худой мир) – дороже.

Мирская власть высказалась в общем аналогично, а законопроект положили под сукно. Все более или менее успокоилось до нового обострения.

Но история полемики уже достаточно обширна, чтобы сделать некоторые наблюдения.

Прежде всего – поклонение Ленину реактивно, чем оно отличается и от поклонения Сталину, и тем более от традиционных религиозных практик. То есть своего самостоятельного и регулярного культа Ленин не имеет, есть только отпор посягательствам на место тела на Красной площади. Если в данный момент посягательств нет, то и про вождя мирового пролетариата немедленно забывают

Нечто вроде “Сам не ам и тебе не дам”. Если возле собачки на контролируемой ею территории лежит косточка, она может относиться к ней без малейшего интереса. Но стоит попытаться эту косточку взять, собачка сразу ощерится. Друзья Ленина здесь имеют известное сходство с друзьями человека.

В спокойное время поклонения Ленину нет вообще. Тогда как приверженцы различных религий поклоняются своим священным реликвиям безотносительно к тому, посягает на них кто-нибудь или нет. То же можно сказать про поклонение Сталину. Слова Маяковского “Ленин и теперь живее всех живых: наше знанье, сила и оружие” более не соответствуют никакой действительности. Ленинское наследие не используется никем, в том числе и самими коммунистами в качестве путеводной звезды, помогающей как-то управляться с грудой дел, суматохой явлений.

Тем, кстати, сегодняшний Ленин существенно отличается от сегодняшнего Сталина – для носителей определенного направления он очень даже знанье, сила и оружие. Его поклонники постоянно, вне всяких посягательств на отца народов прилагают его опыт к сегодняшним явлениям. По крайней мере в сослагательном наклонении. В отличие от ленинского опыта, который не востребован.

Так что если Ленина не трогать и вообще никак не упоминать, то болотная ряска забвения смыкается над ним немедленно

Но не трогать не получается, потому что для части нашего общества даже забытое тело является сильнейшим раздражителем. Крайние либералы и крайние церковные фундаменталисты – вообще говоря, не сообщающиеся между собой ни в еде, ни в питье, ни в молитве – оказываются едины в исповедании той веры, что доколе заложный покойник лежит на Красной площади, добра в этой стране не будет.

Это очень сильное религиозно-культурное переживание – “И рассеять прах проклятый за заставами по ветру, чтобы след простыл навеки побродяги-самозванца”, — буквально отсылающее нас к 1606 г. “Лжедимитрий изначально был похоронен на кладбище для упившихся или замёрзших за Серпуховскими воротами. Сразу после похорон ударили необычайные для весны (вроде нынешних. – М. С.) морозы, уничтожившие посевы. Пошли слухи, что виной тому волшебство расстриги, что “мертвый ходит”, а над могилой вспыхивают огни, и слышатся звуки бубнов. Москвичи уверились, что “бесы расстригу славят”, и было решено совершить вынос тела – труп выкопали, сожгли и, смешав пепел с порохом, выстрелили из пушки в сторону Польши”.

Против горячего религиозного убеждения не возразишь, хотя, казалось бы, опыт постсоветских стран, где памятники Ленину были совершенно или почти совершенно искоренены, показывает, что мертвый больше не ходит, но добра в соответствующих странах не сказать, чтобы сильно прибавилось. Например, украинский ленинопад не пользует нимало

Впрочем, создается впечатление, что и власти не чужды мистицизма. Вообще говоря, если бы захотели, так и похоронили бы. Никакого дивного преображения от этого бы не произошло, но и ничего страшного тоже. Ну, покричали бы дня три в социальных сетях, так там постоянно кричат, сегодня про одно, завтра про другое.

Но, похоже, перед их мысленным взором встает Самарканд, усыпальница Гур Эмир, 20 июня 1941 года. Апокриф гласит, что советские ученые пренебрегли предостережением “Кто вскроет могилу Тамерлана, выпустит на волю духа разрушительной войны”. Могилу вскрыли.

Апокриф усиленно опровергаем советскими же учеными, но, возможно, больше экспериментировать не хочется – черт его знает.

Может, оно и к лучшему, со временем рассосется само. Культ Ленина рассосался же.

Максим Соколов

УМ+

Написать ответ