Памятник участникам Великой войны установят в сквере 50-летия Победы

Июнь 19, 2014

skorbyashch.cerkov_s_szСвершилось! Принято решение о выделении места для установки будущего памятника уроженцам Уфимской губернии, принимавшим участие в Великой (Первой мировой) войне. Говорят, непотопляемый Толкачев из Госсобрание выдал свой «одобрямс-с», и  уфимская мэрия кочевряжиться по этому поводу не стала, и республиканское правительство очень даже не против. Всё в тренде, все в тренде.

Но мне, и многим читателям «Отечества» по большому счету нет дела до того, в тренде это или нет — главное, дело будет сделано и дань памяти отдана. Могли ли мы мечтать об этом несколько лет назад? Мечтать — могли. Но и только.

 

Начало

«В Уфе общественники начали опрос о месте для будущего памятника героям Первой мировой» — сообщала газета «Отечество» 13 мая.

6 мая в Государственном Собрании Башкирии состоялось первое заседание организационного комитета по подготовке мероприятий, связанных с 100-летием Первой мировой войны.

Запланирован ряд мероприятий, некоторые пройдут  в День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне. А также в день столетия начала той войны, 1 августа 2014 года, состоится торжественная закладка гранитного камня с памятной надписью на месте, где впоследствии будет установлен памятник уроженцам Уфимской губернии, участвовавшим в Великой войне 1914-1918 гг.

Впервые публично о возможности установки такого памятника — или памятного знака — заговорили в 2012 году, когда шла речь об увековечивании памяти уроженцев Уфимской губернии, участвовавших в Отечественной войне 1812 года, в том числе и о памятном знаке в честь героя Бородинского сражения генерал-лейтенанта Евграфа Гладышева. «Хорошо бы и памятник, или — будем реалистами —  памятный знак в честь героев Великой войны установить», — высказался руководитель Уфимского отделения МПИКЦ «Белое дело» Андрей Словохотов.

2013 год. С инициативой по установке памятного знака, а потом и памятника, выступило Уфимское отделение МПИКЦ «Белое дело», предложение было поддержано Общественной Палатой республики и положительно оценено в городской мэрии.

«Времени остаётся всё меньше, а место установки будущего памятника пока не определено, принято решение, что выбором его должна заняться мэрия Уфы, — говорил Андрей Словохотов. —  Но я считаю, что жители города Уфы, и всей бывшей Уфимской губернии, с территории которой уходили на войну подданные Российской Империи, имеют право принять участие в выборе места установки памятника и его обсуждении».

Мы опасались, что памятник постараются убрать куда-нибудь подальше от людских  глаз – именно так планируют поступить с памятником великому  уфимцу Михаилу Нестерову, поместив его за забор музея.  Мы считали, что памятник должен быть установлен в исторической части города в открытом доступе для всех желающих.  Так и  получилось.

Последние новости

Официально пока не объявлено, но место для памятника выделено в сквере 50 летия Победы, это сквер ограниченный улицами: Оренбургская, Большая Гражданская и 50-летия Октября. Это территория многострадального Ново-Ивановского кладбища – а именно сквер за ДК «Молодежный». В 1970-90 годы большая часть кладбища застроена промышленными предприятиями, развлекательным центром «Огни Уфы», д/к «Юбилейным», на сохранившейся части устроен этот сквер.

— Не много ли памятников и памятных знаков для одного сквера? — спросил меня хороший знакомый. — Там ведь и памятник-треножник большевикам, и крест немцам, и памятник репрессированным, и участникам Отечественной …

— Что поделать, такая у нас история, — перебила я знакомого. — Но это более чем правильно. Это исторически справедливо. Понимаешь, ведь там, на этом кладбище, похоронены участники этой войны.

— Понимаю, — вздохнул приятель  и  предложил: — Напиши об этом, напомни, чтоб поменьше вопросов возникало.

Что ж, напоминаю.

Воспоминания старожила

Вопрос о Ново-Ивановском кладбище благодаря неравнодушным уфимцам время от времени возникал сразу после разгрома кладбища, начатого в 70-х. Уфимцы вспоминали, как при строительстве любого объекта при рытье фундамента обнаруживались останки похороненных на этом кладбище и фрагменты памятников. В последний раз это было совсем недавно — при строительстве дайвинг-центра сельхозинтитутом  были вырыты десятки останков и надгробный памятник ребёнку, Ниночке Вахрушиной. Где этот памятник теперь, газета «Отечество» выяснит.

Большое внимание памятнику уделял уфимский старожил Виктор Михайлович Печенкин. В 2010 году, когда ему было уже  84 года, он вновь побывал на этом кладбище. А вот что он писал в декабре 2008 года:

– Здесь похоронена моя родная бабушка, могилу для неё мы копали с дядей Серёжей в Рождество, 7 января 1944 года. Тут же были могилы и других наших родственников. И, поверьте, было кому посещать родные погосты.  Кладбище  было преимущественно православным, но хоронили здесь и других христиан: католиков, лютеран, старообрядцев; в специальных секторах были захоронены иудеи и мусульмане.

Это было общее кладбище и общая память. И большинство из похороненных были верующими. А теперь на этом участке кладбища — ресторан «Огни  Уфы ».

— Когда в 60-х годах прошлого века стали копать в земле котлован для строительства мазутохранилища котельной РК-1, обнаружили огромное количество человеческих скелетов — массовое захоронение — братскую могилу. Кто они, эти похороненные люди? Возможно, умершие от эпидемий, — предполагает старожил. — Начиная с осени 1918 года здесь стали совершаться массовые захоронения военных и гражданских лиц обоего пола, умерших от сыпного тифа в разное время. Напротив кладбища, за Старым Сибирским трактом (ул. 50 лет Октября) вплоть до 40-х годов стояли специально построенные в те годы «заразные бараки», одноэтажные, деревянные, побелённые. В гражданскую войну много солдат разных армий умерло от тифа, пневмонии, других болезней. Умирали от ран. Гибли в боях.

Не секрет, что в 1918 году многие участники братоубийственной гражданской были участниками Первой мировой войны, причем с обеих сторон.

Конкретика: кто там похоронен

В 2009 году, на основе воспоминаний Виктора Михайловича, я писала:

Хоронили их всех на этом кладбище, соблюдая обычаи, не отличая «красных» от «белых». Вернее, это при «белом» правительстве последний приют находили все, кто в нём нуждался. А как же иначе, ведь даже самые что ни на есть «красные» русские в массе были крещёными. Как хоронили своих противников «красные», известно.

В архиве Уфы (ЦГИА) хранится метрическая книга Скорбященской церкви, стоявшей на Ново-Ивановском кладбище, за 1919 год (И-294 оп5 дело 51). В разделе «смерти» значатся следующие сведения об отпевании умерших:

— 10 января 1919 г. — Рядовой 8-го пехотного полка австрийской армии Илья Мадрона, униат. Военнопленный румын, рядовой 22-го Годвенского полка австрийской армии Яков Боба, оба умерли от сыпного тифа.

— 17 января — подпоручик Народной Армии из Казани Александр Яковлев, умер от сыпного тифа.

— 17 февраля — Рядовой 237-го стрелкового полка Семён Андреев, умер от ран в голову.

— 15 марта — Убиты казаки 2-го Оренбургского казачьего полка Никита Сошников — 22-х лет, Леонтий Казанцев — 22-х лет, Константин Коновалов — 20 лет, Герасимов — 22-х лет. 47-го Тагильского пехотного полка рядовой Николай Козиков — 24-х лет. Младший унтер-офицер 14-го Уфимского полка Косьма Фёдорович Павличенко — 22-х лет, умер от сыпного тифа.

— 28 марта — Рядовые 15-го Михайловского полка Ефим Григорьев и 47-го Тагильского пехотного полка Фёдор Фотиных, оба 22-х лет, оба умерли от ран.

— 1 апреля — Подпоручик 25-го колчаковского полка Василий Андреевич Андреев — 30-ти лет, умер от ран.

— 1 мая — 3-го пластунского полка рядовые Евгений Ушаков 18 лет и Лев Акинфиев 20-ти лет, умерли от ран. Красноармеец Василий Фокин — 24-х лет, умер от сыпного тифа.

— 8 мая — 1-го Сербского полка 3-й роты рядовой Пётр Воецкий — 30 лет, убит.

— 11 мая — Красноармеец Пётр Кондратьев — 20 лет, умер от сыпного тифа.

— 16 мая — Красноармеец Тимофей Дурандин — 23 лет, умер от сыпного тифа.

— Сыновья уфимского мещанина Петра Ерастова Тюлькина — Глеб и … (неразборчиво).

— 18 мая — Рядовые 14-го Уфимского полка, 12-й роты Иван Перевалов и Григорий Белоножков — оба 24-х лет, оба убиты.

— 20 мая — Города Уфы гражданина Константина Васильева Петунина сын Константин — 11 лет, убит во время бомбардировки города.

Разной веры, разного возраста, из разных городов и даже стран, военные и гражданские, белые и красные. В последний путь их проводила Уфа, Уфа дала им здесь последний приют. Вся боль, вся трагедия перелома истории сконцентрировалась здесь. Всё кладбище стало реквием по Уфимской губернии, по той России, которую мы потеряли. И памятник участникам Великой войны уместен именно здесь.

Детали: надпись, сроки, суммы

Управлению архивов РБ поручено составить подходящую надпись, которую высекут в гранитной глыбе. Вы полностью доверяете нашим архивным специалистам? Вы уверены, что они смогут составить надпись, устраивающую всех?  Будем надеяться, что путем поисков разумных компромиссов даже с ними можно будет выработать наиболее приемлемый вариант.

Вопрос со сроками тоже завис. МКСинформирует:

— Я не хочу доминировать над чьей-то творческой мыслью, поэтому не могу сказать каким будет памятник, — сказал г-н Толкачев. – Вероятно это будет монументальная скульптурная композиция, а как и любая творческая работа – установку памятника сложно прогнозировать по времени, да и спешить с этим вопросом не нужно.

Небольшая историческая справка.  В Уфе до Великой войны был расквартирован 190-й Очаковский полк. Он вошёл в знаменитую 48 пехотную «Суворовскую» дивизию, называемую также «Железной», которой полгода командовал не менее знаменитый генерал-майор Лавр Георгиевич Корнилов. Полк в составе дивизии воевал на Австрийском, а затем на Румынском фронтах и после революции в марте 1918 года вместе с другими частями русской армии был демобилизован. Кроме него жители нашей губернии пополняли и другие полки Русской Императорской Армии.

Инициатор проекта Андрей Словохотов:

— Теперь можно начинать работать, времени осталось очень мало, а сделать нужно очень много. Проект, изготовление закладного камня, а затем и памятника, их установка и открытие. Самое главное сейчас — сбор средств для начала работы. Мы не хотим брать деньги из государственного бюджета, думаем государству есть их куда потратить — старики, дети, больные, да мало ли куда. Мы хотим поставить памятник нашим прадедам на свои, народные деньги.

Каждый, кто хочет чтобы его предку в сквере 50-летия Победы стоял памятник, может перечислить любую сумму на счёт  Яндекс-Деньги № 41001505854105

Сделать это можно как в онлайне, так и в офлайне, при помощи многочисленнных терминалов оплаты, стоящих чуть ли не на каждом углу, где Вы платите за сотовую связь. Кроме этого будет организован сбор средств и не в интернете.

 

Скорби Скорбященской церкви

Говоря о Ново-Ивановской церкви, нельзя не вспомнить о Скорбященской церкви. Рассказывет историк Павел Егоров:

— Четыре года назад у уфимского предпринимателя Игоря Стрижнева появилась идея строительства часовни на бывшем Ново-Ивановском кладбище города Уфы. За благословением он обратился к владыке Никону. Естественно, что архипастырь уфимский предложил ему построить её не где-нибудь среди кладбища, а на месте снесённой церкви.

 На фотографиях Уфы она видна лишь издали, самый ближний снимок сделан был фотографом А.А. Зирахом в сторону кладбища вдоль будущей улицы Диагональной со стороны нынешнего д/к «Юбилейного» («Дворца молодёжи»). Ближе снимков не было. Что касается места и фундамента, оно чётко видно на карте Уфы 1911 года – церковь стояла на продолжении улицы Тобольской через дорогу от Казанской часовни.

Скорбященская церковь Ново-Ивановского кладбища Уфы строилась в 1900-1907 годах из красного кирпича с белыми деталями, она являлась выдающимся памятником архитектуры «кирпичного стиля». Церковь была возведена на средства города и благотворительные пожертвования прихожан. Примечательно, что первоначальный взнос на строительство её сделал отец нашего великого художника М.В. Нестерова – известный уфимский купец Василий Иванович Нестеров. И ещё более знаково, что фундамент алтаря мы открыли в год 150-летия со дня рождения живописца. Скорбященская церковь была не только кладбищенской, но служила и для прихожан уфимских окраин, и для жителей окрестных деревень – Глумилиной, Непейцевой, Тужиловки, Сипайловой, Дубовки и трёх Новиковок. В 1933-34 гг. церковь была варварски разрушена до основания.

Когда разрешение на строительство было получено, место огородили забором, и 2 ноября 2012 г. начали копать. И тут открылось, что фундамент храма почти полностью сохранился. Его не брал экскаватор, и строители под началом прораба Глеба Габова бережно окопали фундамент алтаря со всех сторон. Сохранившаяся полукруглая алтарная апсида будет примыкать к часовне, в будущем её решено нарастить раскрошенными здесь же камнями, чтобы она выступала над землёй, так делают в старинных русских городах – Киеве, Новгороде, Пскове…

Продолжение следует

Светлана Нургалеева

Комментарии закрыты.