Малолетние дегенераты

Июнь 19, 2017

96060Студенты и школьники – главные герои последней недели. Они митинговали против коррупции на День России, их кидали в автозаки, Владимир Соловьев оскандалился, назвав их “2% дерьма” и пояснив, что все, у кого есть смартфон – мажоры и дети коррупционеров, а глава Мегафон не один раз написал у себя в твиттере, что эти протестующие детки – “малолетние дегенераты”. Ну, и заполировал все Владимир Путин, когда школьник из Нефтеюганска спросил его о проблемах коррупции, – призидент поинтересовался, сам ли тот подготовил вопрос.

В реакции президента не так важна политическая составляющая. Здесь важно то, на вопрос “взрослого” вряд ли была бы такая реакция. В кавычках, потому что как мы определяем – кто взрослый, а кто не очень? И что, это, вообще, значит?

Политические интересы Соловьева тоже не первичны – тут более интересно то, что для него “вся эта молодежь” явно лишь цифра, просто некая масса людей младше, не знаю, 25 лет. И о которых, несмотря на своих собственных детей (а там уже почти футбольная команда) он ничего не знает.

Как не знает и глава Мегафон, что еще более странно, так как сотовые операторы, по идее, должны исследовать рынок и вот как раз самую активных пользователей – студентов и школьников.

Возможно, быть “взрослым” в таком контекте означает некий специфический снобизм, когда ты приравниваешь молодых людей к домашним животным – мол, милые, но бестолковые. И когда любых подростков, которые по ночам шумят во дворе считаешь дегенератами. (ага, как будто никому никогда не было 16 лет и он не стоял в таком же дворе с друзьями)

Эти “2%” по мнению “взрослых” – некая бестолковая масса, у которой нет своей воли, своего сознания, мыслей, логики, позиции. Ну, потому что ведь они “дети”. А дети – они как бы ненастоящие люди. Потому что у них нет опыта, нет “настоящих” проблем, и они, разумеется, только и делают, что сидят в своих мажорских смартфонах и слушают других дегенератов – всяких там влогеров

Никому не интересно про эту молодежь, которая стримит видеоигры (и зарабатывает на этом больше, чем их родители), снимает всякую ерунду на видео (и опять же зарабатывает на этом больше, чем их родители), и обожает Big Boss, который “для взрослых” тоже дегенерат, потому что никому не ясно, о чем он, кто приходит к нему на шоу, и чем все это весело.

Тот самый прекрасный момент, когда лично твои идолы юности кажутся все еще актуальным (да это было только вчера!), и ты не помнишь, какой чушью родители считали Бивеса с Батхедом, и теперь ты сам категорически отказываешься понимать, что там за бред течет из их youtube.

Но только это совсем не бред. Это новая культура, которая делается новым поколением для их ровесников. Точно так же, как в свое время наше старое доброе MTV. Это новые голоса, которые замечают иногда куда больше, чем мы и которые часто куда более смелые, чем мы.

Вот, например, любимый всеми влогер BadComedian всякий раз честит удивительное русское кино, на которое уходят огромные бюджетные деньги – и которое на выходе получается такой гадостью, что его даже не пускают в прокат (“Взломать Блогеров” – потрачено 35 миллионов рублей, “Повелитель Снов” – 40 000 000, суммарная прибыль – 7 500 000 рублей). Бездарность этих фильмов – вопрос эстетический, деньги, потраченные впустую – уже политический, потому что они не частные. Все эти “дети” задают себе такие вопросы – и вот именно поэтому выходят на митинги. Это их жизнь, их кино, их удивление тому, что государство может так странно тратить деньги. В своем мире, о котором “взрослые” не хотят ничего знать, они живут вполне активной социальной жизнью – даже если это передается через другие, непонятные старшему поколению источники и через другие темы (такие, которые взрослым кажутся не такими важными).

Вот младший брат нашего сантехника два года сидит за употребление марихуаны. Два года! За то, что купил. Понятно, что его семье объяснили, сколько и куда – и это такая сумма, которую можно собрать, только оставшись без штанов (и без трусов и носков). Это справедливо? Нет, это несправедливо. И не будем делать вид, что подростки не курят. Очень активно курят – и будут курить. Как они относятся к попытке законников сажать любого, кто скрутил джойнт? Они понимают это как вопиющую несправедливость. Ты можешь украсть или изнасиловать – и получишь столько же. Так называемых детей эти темы очень сильно волнуют – это их жизнь, это они курят в кустах, а не в теплых квартирах, как мы, взрослые люди.

“Дети” сталкиваются с теми же трудностями, с теми же вопросами – только по иным поводам, которые “взрослым” кажутся поверхностными. У нас сажают какого-нибудь Дадина, который становится Героем Года и Почетной Жертвой “кровавого режима”, а у них – Петю Иванова из 346 квартиры, который никем не становится и никто о нем не знает.

Если человеку 16 лет – у него полноценная жизнь, полноценные заботы, осмысленные выводы, четкая позиция

Забавно, что никто не заметил, как выросло целое поколение. Уже вполне взрослых людей – им шестнадцать, восемнадцать, двадцать. И они не хотят жить такой жизнью, которую им предлагают – что родители, что власть. Они находятся в яркой фазе, когда протест – это их состояние души. Дома, на улице, в школе, в университете. У нас есть Познер, уже пародирующий сам себя, а у них – замечательный Руслан Усачев, который и про кино, и и про политику в целом, и про приговор блогеру Соколовскому – куда более дерзко и честно, чем любой знатный типа профессиональный журналист. Это дети с высокой социальной ответственностью. Возможно, с куда более высокой, чем у нас, взрослых, который считают их бестолковой мелюзгой (в лучшем случае) и малолетними дегенератами (в худшем). (Вот интересно, кстати, Соловьев, вообще, в курсе сколько стоят смартфоны? Знает ли он, что кроме айфончиков за 80 тысяч есть еще и китайские Huawei за одиннадцать и множество “не-мажоров” как раз ими и пользуются?)

Для “взрослых” это парадокс, но вот поколение, воспитанное на смартфонах и всяких приложениях – оно куда более взрослое и умное, чем были мы в их годы. У них нет дефицита информации, нет дефицита мнений. Они очень развитые. Дискуссия – это, вообще, их жизнь (комментарии, ага).

Не так важно, о чем речь – о политике, кино, одежде, бургерах, но у всех этих “2%” есть мнение, которые они не стесняются и не ленятся высказывать. Мало того – им кажется, что они живут в стране, где имеют право это мнение высказать. Имеют право выйти на улицы, обратиться к президенту. У них есть возмущение, есть претензии, но, в отличие от нас, взрослых и умных, у них нет того пессимизма, смешанного с отчаянием, и такой беспомощной и бескомпромиссной ненависти ко всему – к стране, к той же власти. Они уверены, что диалог возможен – именно потому, что уверены в своем праве жить так, как им хочется. И это как раз очень важное отличие от нас, которые эту веру утратили, сохранив только бессильную ярость. Взрослые, не ломайте их, а? Кем бы вы ни были – родителями, учителями, чиновниками. Эти “дети” – уже наступившее будущее, и очень светлое, очень обнадеживающее.

Написать ответ