Далеко от Москвы

Август 31, 2017

vzБольше столетия назад знаменитый путешественник и разведчик Владимир Клавдиевич Арсеньев назвал книгу о своих таежных странствиях в компании Дерсу Узала «В дебрях Уссурийского края». Портрет Арсеньева висел у нас в кабинете географии в школе, многие даже в наш малочитающий век прочли его книги или хотя бы посмотрели по ним фильмы. Но, боюсь, это было всё, что они узнали о Дальнем Востоке и потому большинство граждан нашей страны уверено, что Уссурийский край это, по прежнему дебри в которых ничего интересней встречи охотника с тигром происходить не может.

Весьма показательна в этом смысле реакция российского общества на корейский ракетный кризис. А точнее – её отсутствие. По тому с каким спокойствием и ленцой рассуждают о ситуации наши СМИ, эксперты, представители властей и даже вечные паникеры в соцсетях, может создаться впечатление, что речь идет о событиях за тридевять земель, имеющих лишь пикейножилетное значение: «Трамп – это голова!».Между тем ситуация развивается прямо на нашей границе. Да, Россия граничит с КНДР, хоть и на коротком участке в 39 километров. Но от этой границы до Владивостока, одного из крупнейших российских портов и наших ворот в Азию – около 200 километров.

Вся ракетная напряженность, с угрозой перетекания в ядерную, разворачивается у нашего порога, о чем напомнило последовавшее сразу за северокорейским ракетным запуском исчезновение Сахалина с яндекс-карт.

Какие бы технические или политические причины не вызвали это исчезновение, оно напоминает, что масштабная катастрофа может разразиться совсем рядом с нами.

Другое дело, что большинство в России до сих пор не воспринимает Дальний Восток как «мы». Если бы в Европе к примеру Норвегия отправляла бы ракеты в Финский Залив над территорией Финляндии и в двух шагах от Санкт-Петербурга, то, скорее всего, полроссии стояло бы на ушах. Аналогичная «движуха» рядом с Сахалином и Владивостоком заставляет нервничать только самих владивостокцев, да и то не очень сильно, поскольку и они живут в повестке СМИ, формируемой в европейской части России.

Аксиома геополитики – любая страна мыслится населяющей её нацией как тело, живое тело, которое может чувствовать боль, которое надо защищать. И вот такого отношения к Дальнему Востоку у нас до сих пор не выработалось.

Нет, конечно, мы уже далеки от наплевательства 90-х, когда можно было всерьез услышать даже от очень умных и патриотически настроенных людей рассуждения: «да зачем нам сдались эти четыре скалы, давайте сдадим их Японии». Некоторые даже уже в курсе, что «скал» не 4, а несколько десятков. Но это, по прежнему, головное знание – прочувствовать Дальний Восток сердцем, вообразить его как часть своей жизни в своей стране, подавляющему большинству так и не удается.

Поэтому у нашего общества и нет ощущения, что играют с острым шилом у нашего глаза.

И, в результате, наша политика несколько благодушна и сводится к увещеваниям об «отсутствии военного решения».

Сразу скажу, я не знаю как урегулировать корейскую проблему – опасны и ракетно-ядерные эксперименты Пхеньяна, который с запуском ракет над чужой территорией перешел опасную красную черту, опасны и намерения Белого Дома и Пентагона решить вопрос силовым путем, поскольку ничем кроме локального армагеддона, который заденет и нас, дело в этом случае не закончится.

Однако очевидно, что период, когда Москва сдерживала в паре с Пекином агрессивность Вашингтона действуя как глобальная великая держава, подошел к концу. После того, как рядом с нами начали летать ракеты, мы вынуждены смотреть на сложившуюся ситуацию как соседи для которых существует не только глобальный, но и совершенно конкретный риск урона непосредственно нашим гражданам и нашей территории.

Возможно Москве уже пара дать жестко понять Пхеньяну, что провокационные действия, подталкивающие Вашингтон к войне категорически неприемлемы.

А запуск ракет (в которых никто не гарантирует отсутствия ядерной боеголовки) над недружественной к КНДР Японией – это именно провоцирование войны. Не говоря уж о том, что это провоцирование милитаризации Японии, которая будет иметь для региона такие последствия, что никому (включая саму КНДР) мало не покажется.

Отсюда, разумеется, не следует, что надо поддерживать Вашингтон в его иррациональной агрессии относительно КНДР. В конечном счете именно американская политика, систематическое записывание КНДР в «ось зла», в воплощение дьявола, и привела к тому, что северокорейский режим стал все более и более агрессивен. Судьба Югославии, Ирака и Ливии показала, что если не отнестись к американским угрозам всерьез, то можно очень сильно пожалеть. Именно США своим идеологизированным психозом довели ситуацию вокруг КНДР до нынешнего тупика.

Но, все же, каково бы ни было наше понимание положения КНДР перед лицом мирового гегемона и необходимости самозащиты, складывающаяся ситуация угрожает непосредственно нашей территории и нам необходимо исходить прежде всего из этого факта. А значит мы не можем просто уговаривать, мы должны доступными средствами принуждать стороны этого конфликта к миру.

Егор Холмогоров

УМ+

Написать ответ