За столом никто у нас не лишний

Октябрь 24, 2017

1250Решение К. А. Собчак домогаться поста президента РФ вызвало довольно живую реакцию, хотя вряд ли кто-нибудь рассматривает ее шансы, как хотя бы отчасти реальные. Но поскольку колода регулярных и давно известных претендентов засалена до невозможности – в такие карты только поповны на женихов гадают, – а репутация светской львицы не только яркая, но и несколько скандальная, сочетание этих двух обстоятельств производит, как выражаются люди передовые, синергию.

Окончательно же укрепляют собчаковскую синергию упорные слухи о том, что, несмотря на свой неординарный образ жизни, К. А. Собчак по-прежнему принята при высочайшем дворе. А следовательно – говорят всепонимающие анализаторы, – ее самовыдвижение не вполне “само”, но является хитрым планом Кремля. Что усиливает интерес к бодрой претендентке.

Что касается хитрого плана, то лично я свечку не держал, причем в этом я полностью един со всепонимающими – они тоже не держали. Тайны двора, конечно, могут быть всякими, но вообще-то в данном случае есть не один, а целых три варианта.

Один – когда комсомолке Собчак партия поручает трудное и ответственное задание, а она берет под козырек. Всепонимающие имеют в виду именно это.

Второй – когда К. А. Собчак на свой страх и риск решает домогаться высшего звания, а Кремль тут вообще не при чем.

Но есть еще и третий – она решила, но не совсем на свой страх и риск, но провентилировав это дело, где надо, а там дали ответ, что не возражают, у нас всяк имеет право, а в общем-то это ваше дело. То есть понимай, как знаешь. Этот третий вариант – наверху решили попустить инициативу – представляется наиболее вероятным.

В инстанциях скорее благосклонно относятся к тому, как Собчак будет отнимать хлеб у оппозиции, сама претендентка намерена через эту кампанию заработать на хлеб с маслом, умножая свою медийную капитализацию. В шоу-бизнесе всякие новости о персонаже идут впрок – кроме некролога, естественно. Президентская же кампания на пять с лишним месяцев выносит шоувумен в топ – худо ли?

Сама К. А. Собчак заявила: “Я хочу всё знать, во всём участвовать”, что является чистой перифразой характеристики, данной некогда кайзеру Вильгельму II – “Он желает быть женихом на каждой свадьбе и покойником на каждых похоронах”. Прилично ли это кайзеру – вопрос неоднозначный, но в шоу-бизнесе такое тщеславие обыкновенно.

Так что сделка взаимовыгодная – у обоих сторон свои интересы, все понимают, и не надо никакого ответственного партийного задания. Обыкновенный бизнес.

Есть, конечно, сложности, связанные, во-первых, с тем, что у К. А. Собчак весьма высок отрицательный рейтинг. Здесь она, пожалуй, даже превосходит прежнего безусловного лидера по этой части В. В. Жириновского. Но Владимир Вольфович как-то управляется с этой проблемой, управится и Ксения Анатольевна.

Другая проблема – приверженность нашего общества архаичным духовным скрепам, причем это относится не только к ватникам, с них-то чего взять, но, как выясняется, и к совершенно светлоликим – хоть на выставку отправляй – гражданам.

Само утверждение, что ведущая программы “Дом-2”, зарабатывающая деньги на конферировании корпоративов etc., не годится не то, что в президенты, но даже и в кандидаты на эту должность, базируется на весьма давнем представлении о неполноправности лицедеев. В Древнем Риме некоторые мимы (тогдашние деятели шоу-бизнеса) были весьма богаты, пользовались большой известностью, были вхожи в дома патрициев и даже водили с ними дружбу, но при этом не могли свидетельствовать в суде и домогаться гражданских должностей. В Средние века это неполноправие сохранялось, причем очень долго. Формальная эмансипация деятелей шоу-бизнеса произошла лишь в XIX-XX вв., а фактическая только происходит на наших глазах.

Не все с этой эмансипацией согласны, но если неприятие высказывают приверженцы консервативных устоев, это по крайней мере понятно. Они много с чем из нынешних новшеств несогласны.

Менее понятно, когда самовыдвижение К. А. Собчак вызывает реакцию “фарс”, “балаган” у приверженцев либеральных устоев, видящих великое благо нашего времени в эмансипации всего и вся и отвержении пережитков темного прошлого. Самовыдвиженка как раз и есть такая эмансипированная личность, намеренная на личном примере преодолевать общественные предрассудки. Что-то вроде негритянки, которая стала ездить (по крайней мере пыталась ездить) в автобусах с надписью “Только для белых”, борясь тем самым с расовой сегрегацией в США. Теперь память об этой негритянке священна для американцев, но ведь К. А. Собчак на той же линии. Рассуждения про фарс свидетельствуют только о том, что поскребите рукопожатного и вы обнаружите ватника.

При этом не вполне понятна острота неприятия. Не будем касаться президентских выборов 2004 и последующих годов, когда, согласно учению, авторитаризм уже восторжествовал. Возьмем лишь выборы 1996 и 2000 г., произошедшие до победы авторитаризма.

Фигуры баллотировавшихся в 1996 г. офтальмолога  С. Н. Фёдорова (0,92% голосов), М. Л. Шаккума (0,37%), штангиста Ю. П. Власова (0,2%) и фармацевта-винокура В. А. Брынцалова (0,16%) не фарсовые? В 2000 г. традицию продолжили артист С. С. Говорухин (0,44%), человек, похожий на Ю. И. Скуратова (0,43) и джигит У. А. Джабраилов (0,10%). Это герои не балаганные?

Причем традиция “За столом никто у нас не лишний”, в рамках которой на президентских выборах выступают самые удивительные миноритарии, вполне жива не только у нас, но например, и во Франции. В этом году в выборах участвовали Жан Лассаль “Будем сопротивляться” (1,21 %), Филипп Путу “Новая антикапиталистическая партия” (1,09 %), Франсуа Асселино “Народный республиканский союз” (0,92 %), Натали Арто “Рабочая борьба   ” (0,64 %) и Жак Шеминад “Солидарность и прогресс” (0,18 %). И чем К. А. Собчак хуже (или лучше)?

И это еще при наличии фильтра (300 тыс. подписей у нас, 500 подписей нотаблей во Франции). Правда, говорится, что наша норма насчет 300 тыс. совершенно недемократична – причем говорится теми же устами, которые протестуют против фарса.

Хорошо, будь по-вашему. Положим, норму подписей снижают в десять раз – до 30 тыс., при этом не придираются к их качеству – чтобы за столом уже точно никто не был лишним.

Очевидно, что далее балаган будет такой силы, рядом с которым все доселе нам известные фарсовые представления и рядом не лежали.

Все претензии к избирательному представлению, будучи во многом даже и справедливыми, базируются на представлении о злочинной владе, не допускающей до выборов носителей государственной мудрости, а допускающей только шутов и шутих. А допусти до выборов Солонов и Периклов (которых у нас как говна за баней) – и настанет майский день, именины сердца.

Но в том и печаль, что не настанет. И что делать с этим, не знает ни злочинна влада, ни благочинна оппозиция.

 

Максим Соколов

УМ+

Написать ответ