Страна-Руина мечтает о сытой Европе, но бредит Бандерой

Октябрь 29, 2017

l-184621Уже и слепому, наверное, ясно, что дела на Украине будут и дальше идти как в сказке — чем дальше, тем страшнее. Вопрос только в том, как долго этот «организм» будет агонизировать, прежде чем история поставит на нем свою финальную точку.

Но пока еще бал всякой нежити — иначе то, что происходит сейчас в стране квалифицировать, сложно — в полном разгаре. Причем те, кто этот бал правит, столько крови, видимо, выпили у своего народа, что она ударила им в голову, окончательно лишив способности мыслить здраво…

Накануне удивил украинский министр инфраструктуры Владимир Омелян. Вроде бы, ни какой-то там истеричный нардеп Ляшко или сочащийся русофобией Ярош. Вполне себе интеллигентный на вид современный человек тридцати восьми лет. Хорошо выглядит. Со вкусом одет (что вполне объяснимо — жена известный на Украине дизайнер одежды).

И вдруг этот «продукт информационных технологий» объявляет всему свету через свой Facebook, что ему явился дух Степана Бандеры. Видение (с патриотическим, естественно, подтекстом), оказывается, посетило Омеляна, когда он недавно посещал с экскурсией «родные пенаты» ОУНовского * упыря в прикарпатском селе Старый Угринов.

«Бешеная энергетика, такое впечатление, что эта большая семья, которая была безжалостно уничтожена коммуно-нацистским молохом, до сих пор живет там, вот сейчас выйдет из-за угла дома, причастить и благословить», — делится министр впечатлениями на своей странице в соцсети.

И так он, видимо, напитался вдохновением, что теперь «заболел» идеей капитально отремонтировать в ближайшее время восемь километров дороги, ведущей к месту рождения лидера ОУН УПА*. Поддержкой руководства страны на этот счет уже заручился.

Интересно, что совсем недавно Омелян заявлял, что 90% украинских дорог непригодны для современного транспорта, а на новые денег нет. А тут вдруг сразу нашлись.

Почему-то этим людям даже не приходит в голову, что «дорога к Бандере» и «дорога в ЕС», это все-таки не одно и то же. Они любят кичиться своей близостью к «цивилизованному Западу». Но в Европу, всем ее ценностям наперекор, упрямо пытаются встроиться со своим кровавым Бандерой…

Неужели из 250 тысяч «выдающихся украинцев», прах которых глава Института национальной памяти Владимир Вятрович обещал вернуть из-за границы на Украину, не нашлось ни одного более достойного персонажа для подражания?

Этот и другие вопросы «СП» адресовала члену Совета по межнациональным отношениям при президенте России, известному эксперту по Украине Богдану Безпалько:

— Трудно поверить, что господину Омеляну прямо-таки явился дух. На нынешней Украине существует очень большое количество самых разнообразных, экзотических сект, религиозных объединений, организаций, порой отличающихся весьма экзальтированной религиозностью, и имеющих темный, оккультный характер. Но вряд ли министр принадлежит к одной из них. Скорее для него это определенный способ заявить о своей верности идеологическому курсу.

Тем более что и более сильные политики не гнушались подобным образом заявлять о своих чисто политических устремлениях. Джордж Буш, например, любил говорить, что Бог ему «что-то сказал»…

Что касается самой по себе идеологии, то, конечно, очень обидно, что на идеологию тратятся такие средства, в то время как еще до войны в Донбассе Андрей Кузьменко, известный более под псевдонимом Кузьма, ныне покойный лидер группы «Скрябiн», сделал два знаковых клипа, которые характеризуют украинское общество и политику.

Первый был посвящен «оранжевой революции», в которой разочаровались все, в том числе и сам Кузьма. И рефреном там звучала фраза «Кинули!». А второй клип был посвящен печальному состоянию экономическому украинской провинции. Назывался он «Моя страна сплошная Руина». И там, кстати, показывались в том числе разбитые, в выбоинах и колдобинах украинские дороги.

Обидно, конечно, что даже ради показухи не отремонтируют в самом глухом селе какую-нибудь разбитую дорогу, а опять-таки эти деньги направят, чтобы отремонтировать дорогу к дому Бандеры.

Это говорит о том, собственно, что сейчас главными ценностями для украинских политиков является не христианство, не общечеловеческие ценности даже, а именно те ценности, которые воплощает интегральный, радикальный украинский национализм.

Как было сказано в фильме Тенгиза Абуладзе (речь идет о картине «Покаяние» — ред.), «эта дорога не ведет к Храму». Или, если слегка перефразировать, то ведет она к совершенно другому Храму. Не к Храму милосердного Христа. А к «храму Бандеры», который обосновывал идеологически и одобрял этнические чистки на Волыни, которые сейчас мы знаем как Волынскую резню. Так что в данной ситуации это говорит об идеологическом характере нынешней украинской власти.

«СП»: — На «европейский автобан» таких пускают?

— Что касается стремления в Европу, то для многих граждан Украины — Европа — это понятие, связанное, прежде всего, безусловно, с улучшением их материального состояния. И скажем, все те картинки, которые распространяли перед так называемым Евромайданом, они как раз были направлены на то, чтобы пробудить у граждан Украины свою собственную неполноценность перед гражданами ЕС.

Это был некий культ карго. «Вот мы вступим в Европу, и у нас сразу все будет хорошо». «Сейчас у нас пенсия 50 евро, а с Евросоюзом она у нас будет такая же, как у европейцев». «У нас дороги чинит „Укравтодор“, и делает он это очень плохо, а за рубежом дороги прекрасные». «Наши бабушки вынуждены обрабатывать картошку на огородах, а в Европе они сидят и пьют кофе с круассанами возле Эйфелевой башни».

То есть, это был культ карго в чистом виде. Попытка добиться благополучия не путем каких-то многоуровневых, долговременных реформ, упорного труда, а путем внешней переориентации и внешней имитации.

Второй момент, он чисто идеологический. Сам по себе украинский национализм, на самом деле, как это ни парадоксально звучит, он зачастую не связан с собственно украинской этнографией. Очень часто его презентуют люди, которые разговаривают на русском языке, и даже думают на русском языке.

И мы это постоянно наблюдали на протяжении многих лет. Это люди, которые не особенно знают или любят собственную украинскую, во многом рустикальную или советскую культуру. Это люди, для которых Украина просто способ перестать чувствовать себя русскими. Это такой вид русофобии, когда берётся какая-то этнографическая обертка для того, чтобы оправдать свою ненависть к собственной русскости.

Они не хотят быть русскими, нести бремя великого народа. Им хочется влиться в число мелких (или не очень) европейских народов, которые живут в определенном достатке, и для которых предмет собственного суверенитета вообще не представляет какой-либо ценности.

Мне кажется, все это и отражается в заявлениях подобного рода, которые допустил господин Омелян.

«СП»: — Но почему так цепляются именно за Бандеру? Ведь даже Польша дала понять, что с этим багажом в цивилизованном европейском обществе «вас не ждут»? Неужели нет другого персонажа, менее раздражающего Запад?

— Дело в том, что у них просто нет другой идеологии, которая оправдывает создание самостоятельного украинского государства, кроме идеологии украинского интегрального национализма, которую разрабатывали в свое время как раз МихновскийДонцов, Бандера…

У украинского национализма другой идеологии просто нет. Можно было бы, наверное, при желании ее создать, но ее нет. Все остальные известные люди, которых даже сейчас стараются приписать к украинцам, как к этнической нации, они на поверку оказываются вовсе не украинцами. Они оказываются либо русскими, либо поляками, либо австрийцами…

Даже те люди, которые жили в Галиции, например, в начале двадцатого века считали себя частью большого русского народа. За что предки нынешних бандеровцев, соответственно, написали на них массу доносов, в результате чего в 1914 году всех этих людей, всех этих русофилов уничтожили в концлагерях Терезин и Талергоф. О чем даже сейчас не знают многие жители Львова, которые посещают Лычаковское кладбище. А на этом кладбище находится не только мемориал жертвам Талергофа, там, например, находится мемориал русским галицким журналистам.

То есть, если посмотреть на всех сколько-нибудь значимых исторических персонажей, окажется, что никто из них украинцем-то и не является.

Григорий Сковорода, например, называл себя «босоногий русский философ». Даже Шевченко свои знаменитые дневники писал на русском литературном языке. И, несмотря на всю внутреннюю противоречивость, все-таки приписать его именно к украинским националистам, возможности никакой нет.

Если мы возьмем советское время, то все более или менее значимые деятели культурные, политические, научные, они все относятся к общему государству — Советскому Союзу.

Поэтому только и остается, что апеллировать к этим националистам (к коллаборационистам, если правильно говорить), которые сотрудничали в свое время с гитлеровской Германией. Участвовали в Холокосте. В уничтожении евреев и поляков. В боях, в том числе и партизанских, против Красной — сначала, потом Советской армии. Поэтому нет у них других героев. Поэтому остаются только Бандера да Шухевич.

А то, что они не нравятся Польше. Вы не преувеличивайте, на самом деле, это отторжение. Там, конечно, не любят ни Бандеру, ни Шухевича. Но вместе с тем польская политическая элита видит в Украине определенный инструмент. Ради этого она даже готова, в соответствии с заветами Ежи Гедройца, не обращать внимания на этих самых «героев».

По большому счету, это в политике объяснимо, и даже понятно.

«СП»: — То есть, можно закрыть глаза и на фашистские марши, и на политический террор, и на отсутствие свободы слова в нынешней Украине, спешащей влиться в цивилизованное европейское братство?

— «Цивилизованное» европейское общество, я напомню, отличалось и зверствами, и радикальными идеологиями, и много чем другим, что у нас сейчас принято считать неприемлемым и недопустимым. «Цивилизованные» англичане устраивали геноцид, например. Именно они изобрели первые концентрационные лагеря, которые создали в Южной Африке. Они колонизировали целые континенты. При этом нещадно эксплуатировали все эти земли.

«Цивилизованная Европа» — это понятие, которое существует только у нас в головах. На самом деле, это просто, скажем так, стереотип, отвечающий неким представлениям о том, как должен вести себя человек сейчас. Но в реальности европейцы и по отношению друг к другу, и по отношению ко всем остальным никогда себя так не вели.

И примеров тому в истории масса. Например, разграбление Константинополя крестоносцами, Варфоломеевская ночь, Тридцатилетняя война и много чего другого.

Сам по себе европейский обыватель он же не ездит на Украину, не мониторит тщательно, что там происходит, кто там ходит со свастикой. Он употребляет продукцию западной медиа-машины. Вот что будет ему поставлять эта медиа-машина, то он будет выдавать в качестве своего мнения, с той или иной степенью погрешности.

Но медиа-машина — вещь очень страшная. Потому что может «перемолоть» сознание даже людей вполне разумных и популярных.

Это происходит и в Америке, где мы наблюдаем в последнее время какие-то трагикомичные, анекдотичные случаи. То пожилой актер Морган Фримен выступает с заявлением о том, что «мы находимся в состоянии войны» с Россией. То другой представитель того же актерского общества Алек Болдуин грозится помочиться на российское посольство.

Но приличные люди так себя не ведут. К цивилизации это не имеет никакого отношения.

Кроме того, давайте вспомним, что в саму Америку приехало после Второй мировой войны весьма значительное количество тех людей, которые как раз вели себя во время войны очень нецивилизованно. Вернер Фон Браун — создатель ракетного оружия, например. Разве его судили? Нет. Он разрабатывал американскую ракетную программу.

Туда уехал, кстати, украинский националист Николай Лебедь. Участвовал в проведении ряда программ ЦРУ. В том числе, в программе «Пролог», которая была направлена на подрыв Советского Союза. А в 1992-м, если не ошибаюсь, посетил Украину.

То есть, политическая целесообразность, она всегда идет впереди каких-то цивилизационных норм. И сейчас мы же знаем, о маршах неонацистов в странах Балтии. Тем не менее, эти страны были приняты в состав ЕС, против них не выдвигаются никакие санкции. Даже персональные — против участников или организаторов. Не говоря уже о государственных служащих, которые это допускают.

В этом случае, если на них не обращают внимания, то почему, вы думаете, будут обращать внимание на таких же нацистов, только на Украине? Конечно, не будут…

* Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (ОУН-УПА), решением Верховного суда от 17.11.2014 признана экстремисткой, ее деятельность на территории России запрещена.

 

Светлана Гомзикова

Свободная пресса

Написать ответ