Смерть убеждений

Ноябрь 28, 2017

1ef8052a05b28280dea85c7204acafe8-scream-horror-scream-736x780Реакция публики на схватку телеведущего с кандидаткой в президенты лучше всего описывается словом «раздражение». Зачем светские персонажи справедливо вытирали друг об друга ноги на федеральном канале — не понял, кажется, никто. Но на реплики про любовь земноводного с рептилией лично я натыкался уже раз пять в разных углах соцсетей.

А ведь это были лучшие представители российского медиакласса от лоялистского и оппозиционного крыльев. И то, что они озвучивали — было выжимкой коллективного мозга этого класса. Во всех этих «а у вас усадьба в Италии» и «вы Дом-2 вели» – заключается, как в хорошей карикатуре, весь дискурс с нарративом, на который способна отечественная «публичная элита».

Но вот что по-настоящему страшно.

Если вам кажется, что это проблема одних только блатных боярских родов, сшибающихся животами в обсиженных ими казённых СМИ — то нет ведь.

Если это взаимообкладывание без конструктива есть только боярская болезнь — то где-то в других углах русской медиасферы, не элитных, а более-менее «народных», должен  как раз цвести конструктив.

То есть у нас должны быть известны и обсуждаться некие созидательные максимы. Пусть не в самых широких кругах — но всё-таки обсуждаться. Я имею в виду что угодно, начинающееся не со слов «Уничтожить & вернуть / расстрелять & возродить / изгнать & восстановить», а со слов «построить/обучить/внедрить». Даже если речь идёт о «как нам прийти к власти».

Однако нет. Девяносто девять процентов манифестов любого идеологического цвета представляет собой «ресентимент» – то есть обличительные филиппики в адрес вражеских явлений, губящих страну. Причём их озвучивание давно превратилось в самодостаточный стиль жизни, ни в каких системных убеждениях не нуждающийся.

И в этом совершенно одинаковы что граждане, принимающие себя за воинов социальной справедливости, что граждане, принимающие себя за воинов традиционной духовности.

Первые разоблачают телевидение, отметившее столетие революции двумя бессмысленными сериалами. Вторые собирают в Екатеринбурге очередную конференцию «Дело об убийстве царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия». И у тех и у других очевидны противники — но совершенно расплывчата (или явно несовместима с жизнью) часть планов, касающихся строительства своего, правильного, свободного от противников мира.

Кстати, точно таким же ресентиментом цветёт и мысль «либерально-оппозиционная», сводимая который год к формуле «У нас нищее большинство зомбировано, а на Западе уже летит в космос гиперлуп на квантовых биткойнах». И точно так же заменяет идеологию «отпоростроением» лоялистский «политический центр» медиасферы. Уже лет, пожалуй, шесть он без обновления репертуара мечет филиппики в США, ЕС, проклятое прошлое и внутреннюю оппозицию — и прекращать не собирается.

…Что тут стоит отметить. Само по себе обличение — штука зачастую полезная. Без своевременных указаний на торчащие недостатки обществу и государству жить крайне затруднительно.

Но разница между публицистикой (имеющей право ограничиваться критикой) и идеологиями (претендующими на улучшение мира) в том и состоит, что публицистика — по большому счёту не возражает против действительности. В какой бы она форме ни излагала свои претензии к текущему положению — она адресует их имеющейся стране и имеющемуся народу, и им предлагает  нечто изменить и пофиксить.

Идеологии же — наоборот. Это по сути детальные планы по захвату власти над миром и перепрограммированию реальности. И стран, и народов, и отдельных граждан.

Так вот, к чему я это всё. По этому критерию ни единая «идеология» в нашей стране идеологией не является. Даже самые искромётные манифесты, начинающиеся с констатации уже состоявшейся гибели Родины — по сути с этой гибелью читателя и примиряют. Потому что говорят ему: смотри, читатель. Родина погибла, однако ты который год ешь пельмени и читаешь мои сообщения о том, как погибла Родина. Выводы делай сам.

И читатель делает: Родина, судя по всему, свою гибель в очередной раз пережила. То есть пока что можно не мобилизовываться.

И если это коллективное личное благополучие (разумеется, недостаточное и полное гневной неудовлетворённости) разлито на нижних этажах общества — то излишне говорить об этажах верхних. Там стремление к переменам настолько крошечно по сравнению с желанием сохранить нажитое, что любые противостояния имеют характер игры.

Именно поэтому при схватке как бы оппозиционной кандидатки и как бы лоялистского телеведущего мы без удивления констатируем, что они поразительно похожи — несмотря на разницу в возрасте, половой принадлежности и биографиях.

…Возвращение системных убеждений в публичное пространство, впрочем, уже потихоньку начинается. По той простой причине, что даже в совершенно безыдейном обществе сохраняется разделение на верхи и низы — и эта разница потенциалов не может не порождать, как батарея ток, современную эпохе «концепцию неравенства».

Поэтому, если нам на самом деле хочется найти настоящий идеологический манифест — то его стоит скорее искать в статьях о будущей «роботизаци автомобилей», «упразднении труда и ББД», «киберфеодализме» и кудринском «бессмертии не для всех».

Но это уже другая история.

Виктор Мараховский

УМ+

Написать ответ